УДК 616.24-002.2 + 616.441-008.63 + 616.45

© Коллектив авторов, 2012

Поступила  19.10.2012 г.

О.В. ПАВЛОВА,

В.А. КИЧИГИН,

И.В. МАДЯНОВ

 

СОДЕРЖАНИЕ ГОРМОНОВ КОРЫ НАДПОЧЕЧНИКОВ В КРОВИ У БОЛЬНЫХ ХРОНИЧЕСКОЙ ОБСТРУКТИВНОЙ БОЛЕЗНЬЮ ЛЕГКИХ

 

Городской клинический центр,

Чувашский государственный университет им. И.Н. Ульянова,

Республиканская клиническая больница, Чебоксары

 

Изучено содержание в крови дегидроэпиандростерона сульфата, кортизола и альдостерона у больных хронической обструктивной болезнью легких. Выявлено снижение концентрации дегидроэпиандростерона сульфата, повышение – кортизола и альдостерона  при хронической обструктивной болезни легких и связь уровня гормонов с тяжестью заболевания. Наблюдается корреляция между параметрами функции внешнего дыхания, сатурации артериальной крови и концентрацией дегидроэпиандростерона сульфата. Стандартная терапия хронической обструктивной болезни легких у пациентов с ростом в динамике дегидроэпиандростерона сульфата уровня приводит к более выраженному улучшению функции внешнего дыхания по сравнению с пациентами без роста в крови концентрации данного гормона.

Ключевые слова: хроническая обструктивная болезнь легких, надпочечники, дегидроэпиандростерона сульфат, кортизол, альдостерон.

 

Актуальность. В последние годы проблеме хронической обструктивной болезни легких (ХОБЛ) уделяется все больше внимания в связи с неутешительными прогнозами специалистов в отношении данной патологии: ожидается, что к 2020 году ХОБЛ займет 3-е место среди причин смертности во всем мире [4]. ХОБЛ считается заболеванием с системными проявлениями, при котором в патологический процесс вовлекается и эндокринная система [7, 8, 17].

Среди гормональных систем организма особое значение имеет гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковая система, которая является неотъемлемым элементом адаптации и вовлекается в процесс при большинстве соматических заболеваний [3]. Дегидроэпиандростерона сульфат (ДГЭАС), кортизол (К) и альдостерон (Ал) являются основными гормонами коры надпочечников [2, 6, 10].

Сведения о содержании в крови гормонов коры надпочечников при ХОБЛ немногочисленны и порой противоречивы. Результаты большинства исследований свидетельствуют о росте содержания кортизола [9, 27] и альдостерона [26, 13] при этом заболевании. Однако есть сведения о нормальном и пониженном уровне кортизола у больных ХОБЛ [21, 20].

Если о роли глюкокортикостероидов известно достаточно, то ДГЭАС активно  изучается только в последние годы. Ряд авторов сообщает о снижении концентрации ДГЭАС при данном заболевании [1, 11, 24, 25]. Так, F. Karadag et al. (2007) установили взаимосвязь обструкции дыхательных путей, гипоксемии и гиперкапнии при ХОБЛ со снижением уровня ДГЭАС в крови, причем в период обострения концентрация ДГЭАС в крови была ниже, чем в период ремиссии [24].

Вместе с тем остаются недостаточно изученными вопросы о связи уровней изучаемых гормонов с тяжестью, фазой и клинико-лабораторными характеристиками заболевания. Не изучено влияние стандартной терапии ХОБЛ на содержание в крови гормонов коры надпочечников.

Цель работы: изучить содержание в крови у больных хронической обструктивной болезнью легких гормонов надпочечников (дегидроэпиандростерона сульфата, кортизола и альдостерона) и установить связь их концентрации с тяжестью заболевания.

Материалы и методы. Обследован 71 больной ХОБЛ (основная группа), проходивший стационарное лечение в пульмонологическом отделении БУ «Республиканская клиническая больница» (г. Чебоксары), из них 60 мужчин и 11 женщин. Средний возраст больных - 61,5±10,4 года (М±m). Группа сравнения составлена из 46 здоровых жителей Чувашии, средний возраст – 53,6±1,3 года, из них 31 мужчина и 15 женщин. Учитывали тяжесть (легкая, средней тяжести, тяжелая, крайне тяжелая), фазу (обострение, ремиссия) и тип (бронхитический, эмфизематозный, смешанный) заболевания.

Выраженность одышки и кашля оценивалась при помощи визуально-аналоговой шкалы (ВАШ) на горизонтальной линии длиной 10 см [16]. Крайние значения шкалы соответствовали либо максимальной выраженности симптома – тяжелейшая одышка (10 баллов), либо отсутствию одышки (0 баллов). Для оценки выраженности одышки использовалась также шкала диспноэ Medical Research Council Dyspnea Scale – модификация шкалы Флетчера с оценкой одышки от 0 до 4 баллов [8]. Для объективизации степени ограничения физических возможностей проводился тест с 6-минутной ходьбой [8]. Сатурацию артериальной крови (SaO2, %) определяли с помощью пульсоксиметра «Окситест-1».

Из показателей спирограммы учитывали  жизненную емкость легких (ЖЕЛ), форсированную ЖЕЛ (ФЖЕЛ), объем форсированного выдоха за 1 секунду (ОФВ1), индекс Тиффно (ОФВ1/ФЖЕЛ), пиковую объемную скорость (ПОС). Показатели приводили в процентах от должных величин.

При ультразвуковом исследовании сердца определяли среднее гемодинамическое давление в легочной артерии (СГД ЛА), по результатам которого судили о наличии легочной гипертензии.

У всех больных определяли содержание в крови ДГЭАС, К и Ал. Показатели оценивались на момент поступления в стационар и после проведенной терапии.

Статистический анализ проводили в программе STATISTICA 6.0 в среде Windows. Вычисляли среднее арифметическое и стандартную ошибку (M±m), коэффициент ранговой корреляции по Спирману (rs). О различиях между группами судили по критерию Манна–Уитни (pm-u), динамических различиях – по критерию Вилкоксона (рw). Различия считали значимыми при вероятности ошибки (р) менее 0,05.

Результаты. В группе больных ХОБЛ концентрация ДГЭАС была ниже, а К и Ал выше, чем в группе сравнения (табл. 1).

Таблица 1

Содержание в крови гормонов коры надпочечников у больных ХОБЛ

Показатель

Основная группа

Группа

сравнения

Достоверность

различий, pm-u

ДГЭАС, мкг/мл

1,24±0,13

1,89±1,20

0,005

Кортизол, нмоль/л

572,7±39,3

421,9±22,4

<0,01

Альдостерон, пг/мл

112,4±14,5

103,5±5,3

-

 

 

В основной группе больных ХОБЛ низкие показатели ДГЭАС наблюдались у 55%, высокие уровни кортизола – у 25%, высокие уровни альдостерона – у 21% пациентов.

Установлена связь уровней изучаемых гормонов с тяжестью ХОБЛ. Уровень ДГЭАС был значительно ниже в группе пациентов с тяжелой и крайне тяжелой степенью ХОБЛ, а К и Ал соответственно выше (табл. 2).

Таблица 2

Содержание в крови гормонов коры надпочечников в зависимости от степени тяжести ХОБЛ

Показатель

Легкая

Средней

тяжести

 

Тяжелая и

крайне

тяжелая

Достоверность различий между группами, pm-u

1

2

3

1-2

1-3

2-3

ДГЭАС, мкг/мл

1,91±0,53

1,29±0,24

1,07±0,15

-

0,048

-

Кортизол, нмоль/л

322,4±42,1

539,3±57,8

636,5±56,9

0,008

0,003

-

Альдостерон, пг/мл

34,4±13,9

104,2±22,4

121,7±19,5

-

0,027

-

 

 

Среди пациентов с тяжелой и крайне тяжелой степенями ХОБЛ низкий уровень ДГЭАС (выставляемый с учетом возраста) имел место в 61,0% случаев, в группе средней степени тяжести - в 52,2%, легкой степени – в 28,6% (p<0,05). Частота гиперкортизолемии при легком течении ХОБЛ составила 0%, среднетяжелом – 12,5%, тяжелом и крайне тяжелом – 36,6%. Содержание альдостерона, как и кортизола, имело четкую тенденцию к росту при утяжелении течения ХОБЛ.

Изучена зависимость содержания указанных гормонов от фазы заболевания. У пациентов, находящихся в фазе обострения, содержание в крови ДГЭАС было ниже, чем у пациентов в фазу ремиссии, и составляло 1,14±0,13 мкг/мл против 1,82±0,45 мкг/мл (pm-u<0,05), соответственно К 548,1±41,7 нмоль/л против 520,1±126,6 нмоль/л (pm-u>0,05), Ал 122,0±17,1 пг/мл против 167,1±78,6 пг/мл (pm-u>0,05).

Изучена связь уровней гормонов коры надпочечников с дыхательной недостаточностью (ДН), о которой судили по сатурации артериальной крови. Отмечено снижение уровня ДГЭАС и повышение уровня К с нарастанием степени ДН; четкой зависимости уровня Ал от степени ДН выявлено не было (табл. 3).

Таблица 3

Уровни гормонов коры надпочечников у больных ХОБЛ в зависимости от степени ДН

Показатель

I

(Sa>94%)

II

(Sa 91-94%)

III

(Sa≤90%)

Значимость различий между группами,

pm-u

1

2

3

1-2

1-3

2-3

ДГЭАС, мкг/мл

1,64±0,28

1,31±0,20

0,74±0,12

0,049

0,032

0,079

Кортизол, нмоль/л

537,8±88,1

549,3±47,7

641,6±90,3

-

-

-

Альдостерон, пг/мл

106,6±29,0

90,8±12,8

166,1±43,9

-

-

-

 

 

Проанализированы особенности заболевания у пациентов с низкими и нормальными уровнями ДГЭАС: худшие параметры заболевания отмечены у пациентов с низким уровнем ДГЭАС (табл. 4).

Таблица 4

Клинические характеристики ХОБЛ у больных с различным уровнем ДГЭАС

Показатели

Низкий

уровень

(n=39)

Нормальный

уровень

(n=32)

Достоверность

различий,

pm-u

Средний возраст, годы

63,9±1,4

57,3±2,1

0,013

Стаж заболевания, годы

23,2±1,5

18,0±2,3

0,039

Стаж курения, годы

26,8±3,1

23,5±3,3

ВАШ одышки, баллы

8,2±0,2

6,9±0,4

0,019

ВАШ кашля, баллы

7,6±0,2

6,2±0,4

0,018

Степень одышки, баллы

3,1±0,1

2,4±0,2

0,001

Тест с 6-минутной ходьбой, м

245,4±16,0

375,3±40,5

0,014

SaO2, %

90,1±0,7

94,0±0,7

<0,001

ОФВ1, %

36,9±2,4

45,5±4,8

0,029

ПОС, % 

25,9±2,6

37,0±5,2

0,040

ЖЕЛ, %

54,8±3,8

60,5±4,7

ФЖЕЛ, %

55,7±3,5

63,1±5,5

Индекс Тиффно, %

64,8±1,2

65,8±1,7

 

 

Как видно из табл. 4, у больных с низким уровнем ДГЭАС был достоверно выше стаж заболевания, выше выраженность кашля и одышки по ВАШ, больше выражена степень ограничения физической нагрузки по результатам теста с 6-минутной ходьбой.

По данным инструментального обследования в группе пациентов с низким уровнем ДГЭАС существенно ниже показатели сатурации в артериальной крови и показатели функции внешнего дыхания.

Корреляционный анализ выявил связь уровней изучаемых гормонов с основными клинико-лабораторными показателями ХОБЛ (табл. 5). Оказалось, что падение концентрации ДГЭАС сопровождается ухудшением клинических и лабораторных параметров, определяющих тяжесть заболевания. Уровень ДГЭАС отрицательно коррелировал со степенью тяжести ХОБЛ (r=-0,24, p=0,046), выраженностью одышки (r=-0,28, p=0,019) и кашля по ВАШ (r=-0,28, p=0,021), степенью одышки по шкале Флетчера (r=-0,30, p=0,011), с СГДЛА (r=-0,46, p=0,007). Положительная корреляция отмечалась с результатами теста с 6-минутной ходьбой (r=+0,41, p=0,026), SaO2 (r=+0,47, p<0,001) и показателями функции внешнего дыхания. Уровень кортизола положительно коррелировал с выраженностью кашля по ВАШ (r=+0,24, p=0,049), уровнем лейкоцитов, а отрицательная связь выявлена с индексом массы тела. Уровень Ал имел положительную связь только со степенью легочной гипертензии (r=+0,47, p=0,023).

Таблица 5

Связь уровня гормонов коры надпочечников с клинико-лабораторными характеристиками у больных ХОБЛ

 

Гормон

Показатель

Коэффициент

корреляции, rs

р

ДГЭАС

Возраст пациентов

-0,47

<0,001

Степень тяжести ХОБЛ

-0,24

0,046

Степень одышки по шкале Флетчера

-0,30

0,011

Степень одышки по ВАШ

-0,28

0,019

Степень кашля по ВАШ

-0,28

0,021

Тест с 6-минутной ходьбой

+0,41

0,026

SaO2

+0,47

<0,001

Степень ДН

-0,38

0,001

СГД ЛА

- 0,46

0,007

ОФВ1,

+0,37

0,006

ПОС,

+0,33

0,048

МЕF 50,

+0,39

0,019

МЕF 75,

+0,37

0,022

ФЖЕЛ,

+0,32

0,051

К

Степень кашля по ВАШ

+0,24

0,049

Уровень лейкоцитов

+0,33

0,006

Индекс массы тела

-0,35

0,004

ЛИИ

+0,29

0,017

Ал

Степень ЛГ

+0,47

0,023

 

 

На фоне базисной терапии в общей группе больных ХОБЛ содержание ДГЭАС снижалось, составив до лечения 1,22±0,13, после лечения – 1,01±0,08 мкг/мл, хотя это падение не имело статистической значимости. Уровень К снизился на фоне лечения с 544,2±39,6 до 504,7±38,4 нмоль/л; уровень Ал практически не изменился, составив до лечения 126,8±17,1, после лечения – 126,3±16,2 пг/мл.

Последующий анализ позволил разделить всех пациентов  на подгруппы с ростом и падением содержания ДГЭАС в крови за период наблюдения. Рост концентрации ДГЭАС на фоне лечения в крови выявлен только у пациентов с изначально низким уровнем этого гормона. Параллельно росту ДГЭАС отмечалось существенное снижение выраженности кашля по ВАШ от 7,6±0,2 до 4,5±0,5 балла (p<0,001) и одышки по ВАШ от 8,2±0,2 до 6,0±0,4 балла (p<0,001).

У пациентов с ростом концентрации ДГЭАС (с 0,64±0,07 мкг/мл до 0,93±0,12 мкг/мл) во время стационарного лечения отмечено более значимое улучшение функции внешнего дыхания, чем в группе пациентов, где во время лечения произошло снижение концентрации ДГЭАС. Так, показатели ФЖЕЛ выросли с 56,5±5,3 до 66,5±4,0%, ОФВ1 – с 35,4±3,4 до 51,4±5,4%, ПОС – с 22,6±2,6 до 37,1±3,5% (рw <0,001 во всех случаях). Улучшение функции внешнего дыхания сопровождалось ростом SaO2 с 90,3±0,9 до 94,7±0,6% (рw <0,001).

У пациентов с падением концентрации ДГЭАС (с 1,84±0,23 до 0,95±0,13 мкг/мл) во время стационарного лечения отмечено не столь значимое улучшение функции внешнего дыхания, чем в группе пациентов, где во время лечения произошло снижение концентрации ДГЭАС. Так, показатели ФЖЕЛ выросли с 61,7±6,9 до 65,7±3,3%, ОФВ1 – с  44,5±6,4 до 49,1±3,9%, ПОС – с 38,2±6,0 до 42,3±4,2% (рw <0,05 во всех случаях). Улучшение функции внешнего дыхания сопровождалось и ростом SaO2: с 93,0±0,7 до 95,4±0,6% (рw <0,05).

Обсуждение. Нами выявлено множество данных, свидетельствующих о тесной связи между концентрацией в крови гормонов коры надпочечников и особенностями течения ХОБЛ. Вероятнее всего речь идет о вторичности изменений содержания гормонов, так как положительная динамика в ходе стационарного лечения ассоциирована с ростом концентрации ДГЭАС и снижением концентрации К.

Возникающий дефицит ДГЭАС может негативно отражаться на течении болезни.  ДГЭАС обладает анаболическим действием на мышечную ткань [5], имеет системный противовоспалительный [22] и иммуномодулирующий эффекты [14], и, следовательно, его дефицит может иметь немаловажное значение в прогрессировании ХОБЛ.

Следует полагать, что при вторично возникающем дефиците гормона целесообразно проводить заместительную терапию препаратами ДГЭАС. Например, при болезни Альцгеймера и депрессивных состояниях часто выявляются низкие концентрации ДГЭАС, и заместительная терапия оказывает положительное влияние на состояние пациентов [25]. Положительные клинические результаты получены при использовании препаратов ДГЭАС у пациентов с ХОБЛ, имеющих легочную гипертензию [15].

Таким образом, уровни ДГЭАС, К и Ал у больных ХОБЛ тесно связаны с течением заболевания и могут использоваться как один из маркеров тяжести заболевания и для контроля за течением заболевания.

Выводы:

1.   У больных ХОБЛ выявлено снижение в крови уровня ДГЭАС и повышение уровня К и Ал, что ассоциируется с тяжестью и обострением заболевания. Более показательными являются изменения ДГЭАС, низкие уровни которого выявлены у 55% пациентов с ХОБЛ.

2.   Выявлена обратная связь содержания ДГЭАС со стажем заболевания, стадией ХОБЛ, выраженностью одышки и кашля по ВАШ, прямая – с показателями сатурации в артериальной крови, показателями функции внешнего дыхания, с пройденным расстоянием по тесту с 6-минутной ходьбой.

3.   Содержание альдостерона связано с тяжестью заболевания, степенью оксигенации, его увеличение способствует формированию легочной гипертензии и хронического легочного сердца.

4.   Содержание К отражает тяжесть ХОБЛ и наличие обострения, прямо связано с интенсивностью кашля, лейкоцитозом и обратно – с индексом массы тела.

5.   Стандартная терапия ХОБЛ в целом не влияет на содержание в крови гормонов коры надпочечников, но у пациентов с увеличением содержания в крови ДГЭАС отмечается более существенное улучшение функции внешнего дыхания, чем у пациентов с падением концентрации данного гормона.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1.    Андрогенный дефицит у пациентов с хронической обструктивной болезнью легких / В. Подзолков, И. Медведев, Т. Ишина и др. // Врач. – 2011. – № 8. – С. 22.

2.    Благосклонная Я.В., Шляхто Е.В., Бабенко А.Ю. Эндокринология: учебник для медицинских вузов – СПб.: СпецЛит., 2007. – С. 51-58.

3.    Гаркави Л.Х., Квакина Е.Б., Уколова М.А. Адаптационные реакции и резистентность организма. – Ростов-н/Д.: Изд-во Ростов. ун-та, 1979. – 126 с.

4.    Глобальная стратегия диагностики, лечения и профилактики хронической обструктивной болезни легких: пер. с англ. под ред. А.Г. Чучалина. – М.: Издат. дом «Атмосфера», 2007. – 96 с.

5.    Гончаров Н.П., Кация Г.В., Нижник А.Н. Формула жизни – дегидроэпиандростерон: свойства, метаболизм, биологическое значение: монография. – М., 2004. – 155 с.

6.    Микоша А.С. Актуальные вопросы регуляции функции коры надпочечниковых желез // Вестн. Рос. АМН. – 1997. – № 8. – С. 6-10.

7.    Системная патология при хронической обструктивной болезни легких / Чернеховская Н.Е., Федорова Т.А., Андреев В.Г. и др. – М.: Экономика и информатика, 2005. – 192 с.

8.    Чучалин А.Г. Хроническая обструктивная болезнь легких: клинические рекомендации. – М.: Атмосфера, 2003. – С. 13-19.

9.    Adrenocortical and somatotrophic secretions in acute and chronic respiratory insufficiency / Cornil A., Glinoer D., Leclerco R. [et al.] // Am Rev Respir Dis. – 1975. – V.112. – P. 77-81.

10.  Booth E., Johnson J.P., Stockand J.D. Aldosterone // Adv. Physiol. Educ. – 2002. – Vol. 26. – P. 8-20.

11.  Catabolic/anabolic balance and muscle wasting in patients with COPD / R. Debigare, K. Marquis, C.H. Cote [et al.] // Chest. – 2003. – Vol. 124. – P. 83-89.

12.  Combined effects of dehydroepiandrosterone and EM-800 on bone mass, serum lipids, and the development of dimethylbenz(A)anthracene-induced mammary carcinoma in the rat / S.Q. Luo, C. Labrie, A. Belanger [et al.] // Endocrinology. – 1997. – Vol. 138, № 8. – P. 3387-3394.

13.  De Leeuw P.W., Dees A. Fluid homeostasis in chronic obstructive lung disease. // Eur. Respir. J. Suppl. – 2003. – Vol. 46. – P. 33-40.

14.  Dillon J.S. Dehydroepiandrosterone, dehydroepiandrosterone sulfate and related steroids: their role in inflammatory, allergic and immunological disorders // Curr. Drug. Targets. Inflamm. Allergy. – 2005. – Vol. 4, № 3. – P. 377-385.

15.  Dumas de La Roque E. DHEA enhances lung function in COPD // Ann Endocrinol (Paris). – 2012. – Vol. 1. – P. 20-25.

16.  Gift A.G. Validation of a vertical visual analogue scale as a measure of clinical dyspnea // Rehab. Nurs. – 1989. – Vol. 14. – P. 313-333.

17.  Laghi F., Adiguzel N., Tobin M. J. Endocrinological derangements in COPD // European respiratory journal. – 2009. – Vol. 34, № 4. – Р. 975-996.

18.  Low dehydroepiandrosterone and ischemic heart disease in middle-aged men: prospective results from the Massachusetts Male Aging Study / Feldman H.A., Johannes C.B., Araujo A.B. [et al.] // Am.J. Epidemiol. – 2001. – Vol. 153, № 1. – P.79-89.

19.  Low levels of endogenous androgens increase the risk of atherosclerosis in elderly men: the Rotterdam study / A.E. Hak, J.C. Witteman, F.H. de-Jong [et al.] // J. Clin. Endocrinol. Metab. – 2002. – Vol. 87, № 8. – P. 3632-3639.

20.  Pathogenesis of congestive state in chronic obstructive pulmonary disease. Studies of body water and sodium, renal function, hemodynamics, and plasma hormones during edema and after recovery / I.S. Anand, Y. Chandrashekhar, R. Ferrari [et al.] // Circulation. – 1992. – Vol. 86. – P. 12-21.

21.  Plasma hormone levels and haemodynamics in patients with chronic obstructive lung disease / S. Scalvini, M. Volterrani, M. Vitacca [et al.] // Monaldi Arch Chest Dis. – 1996. – Vol. 51. – P. 380-386.

22.  Schwartz A.G., Pashko L.L.  Inhibition of adjuvant-induced arthritis by 16 alpha-fluoro-5-androsten-17-one // Mil.Med. – 2002.– Vol. 167 (Suppl.2). – P.60-63.

23.  Schwartz A.G., Lewbart M.L., Pashko L.L. Inhibition of tumorogenesis by dehydroepiandrosterone and structural analogs // Cancer Chemoprevention. – 2001. – P. 443-455.

24.  Sex hormone alterations and systemic inflammation in chronic obstructive pulmonary disease / F. Karadag, H. Ozcan, A.B. Karul [et al.] // Int J Clin Pract. – 2007. – Vol. 63. – P. 275-281.

25.  Varsha Taskar Anxiety and depression in women with COPD // aviable from http://www.chestnet.org/memberResources/downloads/networks/2007/womenshealth.pdf. 2006.

26.  Wolkowitz O.M., Reus V.I., Roberts E. Dehydroepiandrosterone treatment in depression // Biol. Psychiatry. – 1997. – № 41. – P. 311-318.

27.  Zeng G.B. The renin-angiotensin-aldosterone system changes in chronic obstructive pulmonary disease // Chung. Hua. Chien. Ho. Ho. Hu. His. Tsa. Chih. – 1989. – Vol. 12, №5. – P. 265-267.

 

СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ:

Павлова Ольга Владимировна

врач-терапевт БУ «Городской клинический центр» Минздравсоцразвития Чувашии

Кичигин Вадим Александрович

доцент кафедры госпитальной терапии №1 с курсом фтизиатрии ФГБОУ ВПО «Чувашский государственный университет им. И.Н. Ульянова», кандидат медицинских наук

Мадянов Игорь Вячеславович

заведующий курсом эндокринологии АУ Чувашии «Институт усовершенствования врачей» Минздравсоцразвития Чувашии, заведующий эндокринологическим отделением  БУ «Республиканская клиническая больница» Минздравсоцразвития Чувашии, доктор медицинских наук, заслуженный врач Чувашской Республики

 

Адрес для переписки:

428018, Чувашская Республика, г. Чебоксары, Московский пр., 9

Тел.: +7 (8352) 58-27-21

E-mail: vadim-kichigin@mail.ru

 

INFORMATION ABOUT THE AUTHORS:

Pavlova Olga Vladimirovna

General practitioner of BI “the Municipal Clinical Center” of the Healthcare and Social Development Ministry of the Chuvash Republic

Kichigin Vadim Aleksandrovich

Ph.D. of Medicine, associate professor at Hospital Therapy No. 1 Chair with Phthisiology course of FSBEI HPE “the Chuvash State University named after I.N. Ulyanov”

Madyanov Igor Vyacheslavovich

Head of the endocrinology course at AI of Chuvashia “Postgraduate Doctors’ Training Institute” of the Healthcare and Social Development Ministry of the Chuvash Republic, Head of the Endocrinology Department of BI “the Republican Clinical Hospital” of the Healthcare and Social Development Ministry of the Chuvash Republic, Doctor of Medicine, Honoured Doctor of the Chuvash Republic

 

Correspondence address:

Moskovskiy av., 9, Cheboksary, Chuvash Republic, 428018

Tel.: +7 (8352) 58-27-21

E-mail: vadim-kichigin@mail.ru

 

О.V. PAVLOVA,

V.А. KICHIGIN,

I.V. MADYANOV

 

 

ADRENACORTICAL HORMONE RATE IN PATIENTS’ BLOOD WITH CHRONIC OBSTRUCTIVE PULMANORY DISEASE

 

Municipal Clinical Center,

The Chuvash State University named after I.N. Ulyanov,

The Republican Clinical Hospital, Cheboksary

 

The following has been studied: the rate level of dehydroepiandrosterone sulfate, cortisol and aldosterone in patients’ blood with chronic obstructive pulmonary disease. It has been detected the reduction in dehydroepiandrosterone sulfate load, cortisol and aldosterone strengthening in case of chronic obstructive pulmonary disease and the hormone level’s connectivity with disease extent. There is correlation between function parameters of ventilation, saturation of aerated blood and dehydroepiandrosterone sulfate concentration in practice. Standard therapy of chronic obstructive pulmonary disease in the patients with the increase in dynamics of dehydroepiandrosterone sulfate rate levels leads to more evidently improvement of ventilation in comparison  with the patients without increasing the hormone concentration in blood.

Key words: chronic obstructive pulmonary disease, adrenal capsules, dehydroepiandrosterone sulfate, cortisol, aldosterone.

 

© Все права защищены. Использование материалов без письменного согласия - запрещено..