Ключевые слова:

 

ОБЗОРЫ

 

УДК 616.3+616-56.52-06
© О.И. Салмина-Хвостова, 2010
Поступила 11.09.09 г.

 

 

 

О.И. САЛМИНА-ХВОСТОВА

 

 

 

РАССТРОЙСТВА ПИЩЕВОГО ПОВЕДЕНИЯ ПРИ ОЖИРЕНИИ

 

 

Новокузнецкий институт усовершенствования врачей

 

 

Существует множество теорий развития нарушений пищевого поведения (ПП): социо-культуральная, когнитивно-поведенческая, психодинамическая, множество биохимических теорий. Семейные нарушения часто рассматриваются как потенциальный этиологический фактор и для нервной анорексии, и для нервной булимии. Теоретики феминистской психологии, диетические факторы (включая чрезмерную склонность к диетам) предрасполагают к нервной анорексии и нервной булимии, так же как и наличие ожирения в анамнезе самого пациента или в семейном анамнезе [2, 3, 14, 25, 26, 31].

 

Расстройства нарушений ПП представляют собой гетерогенную группу состояний, из которых меньшинство относится к подтипам других психических расстройств, таких как депрессия, тревога или обсессивно-компульсивные расстройства. У большинства пациентов расстройство ПП начинается с диеты как попытки соответствовать культурально установленным физическим формам или как попытки контроля, но вскоре оно охватывает всю жизнь пациента и становится зависимостью [1, 11, 57].

Под адекватным ПП понимается такое поведение человека, когда потребление пищевых веществ по составу, количеству, форме, способу употребления и приготовления соответствует пищевой потребности организма в питательных веществах и энергии в зависимости от состояния ферментных систем, энергозатрат, биоритмов, особенностей пищевой мотивации; повышения двигательной активности. Это совокупность форм поведения человека, включающих режим (частота, распределение во времени), темп (скорость) приёма пищи, предпочтительность потребления отдельных видов продуктов, побудительные причины (не только появление чувства голода и аппетит) и поводы к приёму пищи, субъективное отношение к процессу питания. Термин «ПП» был введён для обозначения совокупности действий, совершаемых в процессе питания, качественных и количественных характеристик потребляемого питательного рациона [6].

Известно три типа нарушения ПП: эмоциогенное, ограничительное и экстернальное пищевое поведение [18, 36, 42, 44].

По данным И.А. Рукавишникова (2006), эмоциогенное ПП, свойственное пищевым аддиктам, было выявлено в 33,3%, экстернальное ПП в - 55,8, ограничительное - у 10,9% обследованных. Все пациенты с эмоциогенным ПП имели признаки, свидетельствующие о физической зависимости от еды, что позволяло считать их пищевыми аддиктами (переедания) [25].

М.Г. Чухрова и соавторы (2006) отмечают, что нарушения ПП выявлены у всех женщин с избыточным весом, эмоциогенное ПП было преобладающим в 35,6% случаев [34].

О.П. Рынза (2006) описывает 7 стереотипов ПП у лиц молодого возраста г. Кемерово по избирательному и предпочтительному потреблению тех или иных продуктов питания: первый – «Рациональный» с достаточным и регулярным в пределах физиологических норм потреблением продуктов питания, ограниченным (редким) потреблением сладостей, твёрдых жиров, копчёных, солёных и маринованных продуктов; 3-4 - разовое питание, без переедания. Этот стереотип ПП встречался у лиц молодого возраста с частотой 1,3%. Второй был ориентирован на преимущественное потребление мясных продуктов, колбас при сниженном и нормальном потреблении остальных продуктов питания, встречался с частотой 18,4%. При третьем доминировало потребление молочных продуктов при сниженном и нормальном потреблении остальных продуктов питания (11,8% случаев). При четвёртом наблюдалось достаточное и значительное потребление рыбы и морепродуктов (4,9%). Пятый стереотип ПП был ориентирован на преимущественное потребление овощей, фруктов, ягод, круп, растительных масел при сниженном потреблении продуктов животного происхождения (9,3%). Шестой характеризовался преобладающим потреблением макаронных изделий, хлебопродуктов, картофеля, круп, мучных кондитерских изделий при сниженном потреблении мясных, молочных, рыбных продуктов, овощей и фруктов (35,2%). При седьмом стереотипе отмечалось повышенное потребление высококалорийных сладких продуктов с монодиса харидами, кондитерских изделий, мучных и сахаристых продуктов (19,1%) [26].

Н.Ю. Краснопёрова (2001) выявляет, что у пациентов с пищевой аддикцией нарушения по типу нервной булимии встречаются в 13,2%; аномальное ПП, характеризующееся избыточным употреблением калорийной пищи и нарушением режима питания, в 29,5% случаев; психогенное переедание в виде гипералименации невротического уровня в состоянии повышенного психоэмоционального напряжения – в 33,4; нарушение ПП с депрессивной симптоматикой – в 23,9% случаев [13].

А.А. Марков (2006) определяет следующие типы нарушения ПП по типу нервной булимии (55,9%); психогенное переедание в виде гипералименации (14,7%); аномальное ПП, характеризующееся избыточным употреблением калорийной пищи и нарушением режима питания (29,4%) [17].

Типы аддиктивных реализаций делятся на фармакологические и нефармакологические. Большинство исследователей относят пищевые аддикции к нехимическим [6, 10]. Ц.П. Короленко и соавторы (2000) выделяют переедание и голодание в особую группу промежуточных аддикций [11]. Выделение этой группы связывается с тем, что, с одной стороны, пища состоит из различных химических веществ, а с другой - в отличие от психоактивных веществ (ПАВ), является необходимым компонентом обеспечения жизнедеятельности. В литературе можно встретить расширенное толкование пищевых аддикций, к которым относят и нервную анорексию, и булимию [10]. Некоторые авторы высказывают точку зрения, что пищевые расстройства по своей сути есть исключительно женский вариант аддикции, в то время как химическая зависимость и гемблинг – более мужские [35]. Эта точка зрения об изначальном половом диморфизме аддикций не выдерживает критики, поскольку миллионы женщин страдают от химической зависимости, а случаи пищевых нарушений встречаются и у мужчин, причем в последнее время все чаще.

Аддиктивная личность ищет свой универсальный и односторонний способ выживания – уход от проблем. Привлекательность аддикции в том, что она представляет собой путь наименьшего сопротивления. «Создается субъективное впечатление, что, таким образом, обращаясь к фиксации на каких-то предметах или действиях, можно не думать о своих проблемах, забыть о тревогах, уйти от трудных ситуаций, используя разные варианты аддиктивной реализации» [14, 55].

В ситуации выработанных семейных стереотипов культа еды при недостатке положительных эмоций человек может использовать прием пищи в качестве компенсаторного способа нормализации эмоционального состояния. Переедание становится источником положительных эмоций, вариантом адаптации при неблагоприятных социальных условиях или психическом неблагополучии. В момент раздражения или скуки возникает стремление к приёму пищи с фиксацией на приятных вкусовых ощущениях и вытеснение в подсознание причин, имеющих психологически неприятное содержание. В связи с этим нарушения ПП входят в структуру пограничных расстройств и психопатологических состояний [1, 8, 9, 25].

Проблема аддиктивного поведения в целом является актуальной и мало решённой, это касается и аддикции переедания [10, 11].

Микросоциальные факторы оказывают определённое влияние на развитие нарушений ПП. К ним относятся: семейные и внесемейные взаимодействия, они определяют индивидуальные реакции, особенности общения. Человек стремится на протяжении всего жизненного пути к психологическому комфорту и реализации базовых потребностей, в случае неудачи он может быть подвергнут какой-то из аддикций. Другие авторы описывают родительские неудачи в попытке поддержать самоуважение ребёнка, впоследствии уходящее в аддикцию [2, 9, 30, 56].

Ряд авторов указывает на неоднородность чувства насыщения, состоящего из физиологического и эмоционального компонентов. При алекситимии, психическом инфантилизме, выработанных семейных стереотипах при недостатке положительных эмоций человек может использовать прием пищи в качестве компенсаторного способа нормализации эмоционального фона. Выделена так называемая гиперфагическая реакция на стресс, свойственная человеку, страдающему ожирением [7]. В связи с этим гипералиментацию можно оценить как неполноценную форму психоэмоциональной адаптации, а нарушения ПП соотнести со структурой пограничных расстройств и психопатологических состояний [6. 43].

Используя избыточный приём пищи в качестве средства ухода от реальности и нормализации эмоционального состояния, аддиктивный пациент приобретает новые проблемы в виде алиментарно-конституционального ожирения [9, 38].

Среди пациентов с ожирением у 60% выявляются те или иные расстройства ПП, для остальных свойственны нарушения питания, протекающие скрыто [30]. Доказано существование причинно-следственной связи ожирения (как этиологического фактора) с развитием психических расстройств и психологических отклонений. Коморбидные психические нарушения наблюдаются у 35-50% больных ожирением. Наиболее часто выявляются тревожно-фобические, депрессивные, обсессивно-компульсивные и ипохондрические расстройства [37].

Большой процент пациентов с ожирением и РПП страдает депрессивными и тревожными психическими расстройствами, что должно определять тактику их медикаментозной терапии, важное место в которой может занимать коррекция упомянутых процессов с помощью селективных ингибиторов обратного захвата серотонина и норадреналина [8, 29, 41, 45].

Границы сознания у пациентов с пищевой зависимостью преимущественно сужены на удовлетворении первичных потребностей, остальные потребности остаются за пределами осознания. Личность, тело и надличностные уровни сознания пациента остаются за пределами социально обусловленных шаблонов поведения. Желание вкусно поесть возникает не в связи с чувством голода, а провоцируется влечением к удовольствию, появление аппетита связано с сексуальной неудовлетворённостью, усталостью, недовольством собой [15].

В последние годы внимание психиатров привлекла проблема нарушений ПП у больных с выраженными формами ожирения. Безусловно, нарушение ПП является одной из важных причин развития избыточной массы тела и ожирения [50, 53, 54].

Лица с ожирением встречаются во всех возрастных группах, общественных и профессиональных слоях [4]. По данным М.Б. Фишман (2007), в Северно-Западном регионе России 27,3% женщин и 14,3% мужчин страдают ожирением. В то же время из числа лиц, страдающих ожирением, на долю II и III степени ожирения приходится 2,5% мужчин и 8% женщин [32].

В.И. Крылов ещё в 1995 г. отмечал, что в большинстве экономически развитых стран мира число больных с нарушением ПП увеличилось в 4-5 раз. Расстройства приема пищи могут иметь клинически очерченные формы и сопровождаться тяжелыми соматоэндокринными расстройствами, вызывать стойкую психосоциальную дезадаптацию или протекать скрыто. Так называемые донозологические (до- или субклинические) формы нарушений ПП встречаются как у практически здоровых людей, так и у пациентов с соматическими заболеваниями. В общеклинической практике нарушение ПП наиболее часто встречается у людей с избыточной массой тела, количество которых постоянно увеличивается. В настоящее время в мире каждый четвертый житель нашей планеты имеет избыточную массу тела или страдает ожирением, а по прогнозам эпидемиологов к 2025 г. от ожирения будут страдать 40% мужчин и 50% женщин, так как численность людей, страдающих ожирением, прогрессивно увеличивается каждые 10 лет примерно на 10% [46-48].

Широкая распространенность ожирения и связь с ним целого ряда заболеваний и факторов риска, повышающих смертность, – артериальной гипертензии, сахарного диабета, дислипидемии, ИБС и др. – определяют проблему контроля массы тела как главный приоритет здравоохранения, отмеченный ВОЗ [8]. У лиц с ожирением вероятность развития артериальной гипертензии на 50% выше, чем при нормальной массе тела. В 90% случаев больные сахарным диабетом типа 2 страдают ожирением [12].

С учётом того, что в России распространенность избыточной массой тела и ожирения составляет до 50 и 25-30% соответственно, рациональное лечение ожирения может существенно повысить эффективность терапии многих других заболеваний [18, 19, 51, 52]. Однако успешное лечение ожирения, как и любых хронических заболеваний, возможно только при эффективном сотрудничестве врача, владеющего современными принципами комплексного ведения пациентов с ожирением и учитывающего индивидуальные особенности и тип ПП [7]. Для разработки стратегии лечения ожирения необходимо, с одной стороны, иметь объективную картину реально существующей врачебной практики, а с другой, - детально знать исходные установки пациентов и их отношение к лечению. Последнее нужно и для того, чтобы сформировать у больного рациональное отношение к целям лечения, темпам и методам снижения массы тела и заранее устранить нереалистичные ожидания, приводящие к разочарованию в лечении и, как следствие, к отказу от него [16, 27].

Известен способ снижения веса, в основе которого лежит гипокалорийная диета с последующим переходом на эукалорийный рацион на этапе поддержания массы тела. Авторы основную роль в диетотерапии ожирения придают жирам, поэтому рекомендации сводятся к ограничению употребления жиров (до 8-10% от общего количества жира) и легкоусвояемых углеводов, однако без учета их гликемического индекса [5].

Для всех пациентов с зависимым ПП предусматривается гипокалорийное сбалансированное питание с индивидуально подобранным рационом калорийности, преимущественно поведенческие методы психотерапии, групповая психоаналитическая работа, методы трансперсональной психотерапии в комплексе с телесно-ориентированной психотерапией. При лечении пищевой зависимости следует учитывать сложность и многомерность невротических механизмов, лежащих в основе данных расстройств. Глубина невротического конфликта может не осознаваться не только пациентом, но и врачом, в значительной мере определяясь его взглядами и психотерапевтическими концепциями. Одновременно с диетотерапией должна проводиться коррекция ПП, что способствует снижению влечения к пище [6, 49].

Психотерапия – система лечебного взаимодействия на психику, а через психику на весь организм и поведение человека. Это специфический метод лечения, так как лечебный эффект достигается не физическими или клиническими свойствами лечебного фактора, а той информацией и эмоциональным зарядом, который он в себе несет [22].

К.В. Лобин (2006) описывает проведение односеансной рационально-суггестивной психотерапии с воздействием на биологически активные точки (акупунктурное программирование) и назначение низкокалорийной диеты при ожирении [15].

Наиболее распространенными и эффективными при депрессии, которая сопровождает нарушения ПП, считаются следующие методы: интерперсональная терапия (Meyer A., 1953), когнитивная и поведенческая терапия. Первичными целями интерперсональной терапии являются уменьшение выраженности болезненных симптомов путем использования приемов обучения больного поддержанию собственного самочувствия и решению интерперсональных проблем.

При когнитивной психотерапии посредством обсуждения, рассуждения, наблюдения за мыслями пациента, его действиями, поступками и чувствами можно проследить связь этих психических явлений и путем интроспекции определить основное содержание самосознания, доминирующих идей, способа переживаний тех или иных жизненных обстоятельств. Специальные методы когнитивной терапии намного глубже рациональных логических убеждений.

Когнитивная терапия, разработанная A.T. Beck et al. (1981), основана на представлении о том, что депрессия состоит из когнитивной триады, включающей негативную оценку самого себя, окружающего мира и будущего. Больной все видит как бы через темные очки. Такого рода негативный тип когнитивной деятельности обозначается термином «схема». Характерно, что больной депрессией делает систематически ошибки в мышлении, которые и питают негативные «схемы».

Поведенческая терапия, основывающаяся на работах H.J. Eysenck (1960) и J. Wolpe (1973), получает широкое распространение за рубежом. У ее истоков находятся труды И.П. Павлова и В.М. Бехтерева. Последний в своей работе «Психорефлекторная терапия» (1915) излагает принцип лечения, имеющий в основе торможение патологического условного рефлекса. В дальнейшем метод был назван «сочетательно-рефлекторной терапией» и использовался его сотрудниками.

В поведенческой терапии существует несколько десятков методов (Lauterbach W., 1978), которые наряду с устранением патологических расстройств используют обучение новым, желательным и «здоровым» формам поведения.

Широкое распространение в последние годы получают различные краткосрочные способы снижения избыточной массы тела с помощью психотерапии и рефлексотерапии. Эффективность и безопасность популярных у женщин различных безрецептурных «сжигателей жиров» в адекватных контролируемых исследованиях не изучались [20, 21, 23, 24, 28].

В настоящее время для лечения избыточной массы тела и ожирения в Европе и в России широко применяется препарат центрального действия Сибутрамин [39].

Нельзя утверждать, что все перечисленные способы лечения избыточной массы тела и ожирения не являются эффективными. Диетотерапия, психотерапевтические методы лечения ожирения, использование БАД и лекарственных препаратов – это всё очень важные и нужные методы [33]. Но они должны являться частью комплексной длительной программы восстановления нарушенного обмена веществ и ПП, а это невозможно сделать за один или несколько врачебных приемов. Снизить вес не самая трудная задача, гораздо сложнее добиться сохранения достигнутого результата. Современные научно-медицинские данные показывают, что при ожирении речь идёт о сложном хроническом заболевании обмена веществ различного генеза и никакого краткосрочного курса снижения веса быть не может [5]. Необходимо восстановление нарушенных метаболических процессов и, что особенно важно и сложно, изменение ПП. Необходимо постоянно контролировать и корригировать питание больного с избыточной массой тела и ожирением, что достаточно трудно осуществить за время амбулаторного приема [4].

Именно недостаток времени при обычном врачебном приеме больше всего мешает правильному ведению больных ожирением. Помимо этого врачами не учитываются особенности ПП пациентов. Между тем доказано, что игнорирование этого факта может приводить к отсутствию эффекта при диетотерапии [7].

Множество объективных и субъективных причин не позволяет говорить об эффективном лечении ожирения. Данные международных исследований свидетельствуют о том, что в 95% случаев не удается на длительное время снизить массу тела. При использовании только немедикаментозных методов лечения нередко не удается достичь желаемых результатов. По данным Национального института здоровья США, у 30-60% пациентов, похудевших с помощью диеты и физической нагрузки, в течение 1 года масса тела возвращается к исходной, через 5 лет – почти у всех [39, 40].

Учёт расстройств ПП при ожирении может существенно повысить эффективность профилактики и терапии самого заболевания и сопутствующих ему психопатологических симптомов.

Частые неудачи в лечении ожирения в большой степени связаны с недостаточностью или отсутствием психотерапевтической коррекции. При составлении терапевтических программ необходимо учитывать типологию нарушений ПП, эмоционально-личностных и психовегетативных расстройств таких пациентов [8].

Несмотря на научно-исследовательские работы по нарушениям ПП, распространённость типов ПП среди различных социально-профес сио нальных групп не изучалась, отсутствуют рекомендации по комплексному лечению нарушений ПП, в клинической картине которых на первое место выходит избыточный вес, затем ожирение. В связи с указанными обстоятельствами нет общепринятой концепции диагностики нарушений ПП, определённых психотерапевтических, психофармакологических, превентивных и реабилитационных программ данной патологии, что и предопределило выбор темы настоящего исследования.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Аныкина А.В. Некоторые особенности личности пациентов с нарушениями пищевого поведения// Человек, алкоголь, курение и пищевые аддикции (соматические и наркопсихиатрические аспекты): Материалы 2-го междисциплинарного конгресса с международным участием. СПб., 2008. 203 с.

  2. Аринцина И.А. Психологические аспекты формирования пищевого поведения и его нарушений в детском возрасте// Человек, алкоголь, курение и пище вые аддикции (соматические и наркопсихиатрические аспекты): Материалы 2-го междисциплинарного конгресса с международным участием. СПб., 2008. 203 с.

  3. Ашурова Г.Ш. Особенности пищевого поведения и диетотерапии у больных нервной анорексией: Автореф. дис. … канд. мед. наук. М., 2004. 24 с.

  4. Бессен Д.Г., Кушнер Р.М. Избыточный вес и ожирение. Профилактика, диагностика, лечение. М.: БИНОМ, 2004. 240 с.

  5. Бутрова С.А. Терапия ожирения. Ожирение / Под ред. И.И. Дедова, Г.А. Мельниченко. М.: Мед. информ. агентство, 2004. Гл. 14. С. 378-406.

  6. Вахмистров А.В. Нарушения пищевого поведения при церебральном ожирении: Автореф. дис. … канд. мед. наук. СПб., 2006. 24 с.

  7. Вознесенская Т.Г. Причины неэффективности лечения ожирения и способы ее преодоления// Проблемы эндокринологии. 2006. Т.52, № 6. С. 51-54.

  8. Доценко В.А., Мосийчук Л.В. Психосоматические аспекты в лечении ожирения// Медлайн. 2006. №4. С. 53-56.

  9. Дробышевская В.А. Анализ психоэмоционального статуса пациентов, страдающих алиментарным ожирением // Человек, алкоголь, курение и пищевые аддикции (соматические и наркопсихиатрические аспекты): Материалы 2-го меж дисциплинарного конгресса с международным участием. СПб., 2008. С. 130.

  10. Егоров А.Ю. К вопросу о феноменологии пищевых аддикций// Человек, алкоголь, курение и пищевые аддикции (соматические и наркопсихиатрические аспекты): Материалы 2-го междисциплинарного конгресса с международным участием. СПб., 2008. 203 с.

  11. Короленко Ц.П. и др. Идентичность. Развитие. Перенасыщенность. Бегство. Новосибирск: Изд-во НГПУ. 2007. 472 с.

  12. Кошанская А.Г. Нарушение пищевого поведения у больных сахарным диабетом 2-го типа// Человек, алкоголь, курение и пищевые аддикции (соматические и наркопсихиатрические аспекты): Материалы 2-го междисциплинарного конгресса с международным участием. СПб., 2008. 203 с.

  13. Красноперова Н.Ю. Клинико-динамическая характеристика пищевой аддикции: Автореф. дис. … канд. мед. наук. Томск, 2001. 23 с.

  14. Култышев Д.В., Приленский Б.Ю. Анализ факторов, влияющих на фор мирование пищевого зависимого поведения// Актуальные вопросы современной психиатрии и наркологии: Материалы межрегиональной науч. - прак т. конференции, посвященной 80-летию кафедры психиатрии, наркологии, психотерапии и клинической психологии ОмГМА. Омск, 2005. С. 165-167.

  15. Лобин К.В. Структура личности женщин, страдающих алиментарным ожирением (в связи с задачами психотерапии): Автореф. дис. … канд. мед. наук. СПб., 2006. 16 с.

  16. Малкина–Пых И.Г. Терапия пищевого поведения. М.: Эксмо, 2007. 1040 с.

  17. Марков А.А. Пограничные нервно-психические расстройства при избыточном весе и ожирении: Автореф. дис. … канд. мед. наук. Томск, 2006. 23 с.

  18. Ожирение: этиология, патогенез, клинические аспекты / Под ред. И.И. Дедова, Г.А. Мельниченко. М.: Медицинское информационное агентство, 2004. 456 с.

  19. Ожирение (клинические очерки) / Под ред. А.Ю. Барановского, Н.В. Ворохобиной. СПб.: Диалект, 2007. 240 с.

  20. Полубояринова И. и др. Семь шагов к снижению массы тела (школа больных ожирением) // Врач. 2004. № 3. C. 29-33.

  21. Приленская А.В., Приленский Б.Ю. Зависимое пищевое поведение: клиника, система  тика и пути коррекции//Сибирский вестник психиатрии и наркологии. 2008. №2. С.102-105.

  22. Психотерапевтическая энциклопедия/Под ред. Б.Д. Карвасарского. 2-е изд. СПб.: Питер, 2000. 1019 с.

  23. Роганин И.Н. Способ коррекции веса// БИПМ. 2005. №5. С. 134.

  24. Ротов А.В., Панченко А.Л. Способ психокоррекции ожирения // БИПМ. 2003. №28. С. 156.

  25. Рукавишников И.А. Патофизиологические аспекты нарушения пищевого поведения (Аддикции переедания): Автореф. дис. … канд. мед. наук. Новосибирск, 2006. 21 с.

  26. Рынза О.П. Гигиеническая оценка стереотипов пищевого поведения у лиц молодого возраста, проживающих на территории с экологическим неблагополучием: Автореф. дис. … канд. мед. наук. Кемерово, 2006. 23 с.

  27. Семке В.Я. и др. Способ лечения пищевой аддикции, сопровождающейся ожирением// БИПМ. 2005. №2. С. 48.

  28. Сидоров П.И. и др. Коррекция избыточной массы тела. М.: Медпресс-информ, 2004. 143 с.

  29. Смулевич А.Б. Депрессии при соматических и психических заболеваниях. М., 2003. 29 с.

  30. Старостина Е.Г. Расстройства приема пищи: клинико-эпидемио ло ги ческие аспекты и связь с ожирением// Врач. 2005. №2. С. 28-31.

  31. Ткаченко Е.И. и др. Методология пищевого поведения и пищевых предпочтений с позиций холистической теории питания//Психосоматическая медицина: Материалы 1-го международного Конгресса. СПб.: Медлай-Медиа, 2006. 244 с.

  32. Фишман М.Б., Седов В.М. Ожирение и здоровье женщин Северо-Западного региона //Журнал акушерства и женских болезней. 2007. №4. С. 3-9.

  33. Хербер Д. Безрецептурные препараты для снижения массы тела//Избыточный вес и ожирение / Под ред. Д.Г. Бессесен, Р. Кушнер. М.: Бином, 2004. Гл. 13. С. 115-124.

  34. Чухрова М.Г. Нарушения пищевого поведения и психологические расстройства у женщин при избыточной массе тела / Психосоматическая медицина: Материалы 1-го Международного конгресса. СПб.: Медлай-Медиа, 2006. 244 с.

  35. Burr J., Reid М. Are eating disorders feminine addictions? // Addiction Research. 2000. Vol. 8, №3. P. 203-211.

  36. Chua J.L. et al. Negative mood-induced overeating in obese binge eaters: an experimental study// Int. J. Obes. 2004. Vol. 28. P. 606-610.

  37. Comorbid psychiatric disorders in depressed patients: demographic and clinical features / A.J. Rush, M. Zimmerman, S.R. Wisniewski et al. // J. Affect. Disord. 2005. Vol. 87, №1. Р. 43-55.

  38. Dol S. et al. Body mass index, abdominal adiposity and developed countries // Int. Obesity. 2002. Vol. 26, №1. P.48-57.

  39. Dunican K.C. et al. State of the Art Review: Long –term Pharmacotherapy for Overweight and Obesity: A Review of Subutramine, Orlistat and Rimonabant// Am J. Lifestyle Med. 2007. Vol. 1, № 5. P. 367-388.

  40. Fisher B.L., Schauer P. Medical and surgical options in the treatment of severe obesity// Am. J. Surg. 2002. Vol. 184. P. 9-16.

  41. Hilbert A., Tuschen-Caffier B. Maintenance of binge eating through negative mood: a naturalistic comparison of binge eating disorder and bulimia nervosa// Int. J. Eat. Disord. 2007.
    Vol. 40, №6. P. 521-530.

  42. Javaras K.N. et al. Co-occurrence of binge eating disorder with psychiatric and medical disorders// J. Clin. Psychiatry. 2008. Vol. 69, №2. P. 266-273.

  43. Markowitz S. et al. Understanding the Relation Between Obesity and Depression: Causal Mechanisms and Implications for Treatment// Clin. Psychology. 2008. Vol. 15, №1. P. 1-20.

  44. Munsch S. et al. Negative mood induction and unbalanced nutrition style as possible triggers in binge eating disorder// Eat. Weight Disord. 2008. Vol. 13, №1. P. 22-29.

  45. Obesity // Comprehensive Textbook of Psychiatry: 8th ed. / Ed. by K.D. Brownell, Kaplan and Sadock's. Philadelphia: Lippincott Williams and Wilkins. 2005. Vol. 2. P. 2124-2136.

  46. Ogden C.L. et al. Prevalence of Overweight and Obesity in the United States, 1999-2004 // JAMA. 2006. Vol. 295, №13. P. 1549-1555.

  47. Orzano A.J. Diagnosis and treatment of adult obesity: evidence-based review // J. Am. Board. Fam. Pract. 2004. Vol. 17, №5. P. 359-369.

  48. Overweight and obesity (high body mass index)/W.P.T. James et al. // Geneva: WHO. 2004. Vol. 1. P. 497-596.

  49. Practice Guideline for the Treatment of Patients With Eating Disorders, 2nd ed. Arlington / J. Yager et al. // VA: American Psychiatric Association. 2005.

  50. Roberts R.E. et al. Prospective associated between obesity and depression: evidence from the Alameda County Study // Int. J. Obes. 2003. Vol. 27. P. 514-521.

  51. Rucker D. et al. Long-term pharmacotherapy for obesity and overweight: updated meta-analysis // BMJ. 2007. Vol. 335. P. 1194-1199.

  52. Simkin-Silverman L.R. et al. Treatment of Overweight and Obesity in Primary Care Practice: Current Evidence and Future Directions// Am. J. Lifestyle Med. 2008. Vol. 2. P. 296-304.

  53. Smyth J.M. et al. Daily and momentary mood and stress are associated with binge eating and vomiting in bulimia nervosa patients in the natural environment// J. Consult. Clin. Psychol. 2007. Vol. 75, №4. P. 629-638.

  54. Stunkard A.J. et al. Two forms of disordered eating in obesity: binge eating and night eating// Int. J. Obes. 2003. Vol. 27. P. 1-12.

  55. Swinbourne J.M. et al. The co-morbidity of eating disorders and anxiety disorders: a review// J. Eat. Disord. Ass. 2007. Vol. 15, №44. P. 253-274.

  56. Tamashiro K. et al. Social stress and recovery: implications for body weight and body composition// Am. J. Physiol. Regul. Integr. Comp. Physiol. 2007. Vol. 293. P. 1864-1874.

  57. Yager J. et al. Eating Disorders// Focus. 2005. Vol. 3. P. 503-510.

© Все права защищены. Использование материалов без письменного согласия - запрещено..