Ключевые слова:

ЮБИЛЕИ


УДК 616.89(09)

© А.В. Голенков, 2010

Поступила 20.11.09 г.

 

А.В. ГОЛЕНКОВ

 

А.П. ЧЕХОВ И ПСИХИАТРИЯ

Чувашский государственный университет им. И.Н. Ульянова, Чебоксары

 

Классику отечественной литературы – Антону Павловичу Чехову в январе 2010 г. исполнилось бы 150 лет. Он широко известен как прозаик и драматург, как врач и общественный деятель.

Писательский талант А.П.Чехова проявился уже в подростковом возрасте, но усиленно начал развиваться во время учебы на медицинском факультете Московского университета, когда он успешно совмещал занятия в университете с разнообразной и непрерывной литературной работой. В письме к своему однокурснику Г.И.Россолимо А.П.Чехов впоследствии писал об этом: «Не сомневаюсь, занятия медицинскими науками имели серьезное влияние на мою литературную деятельность; они значительно раздвинули область моих наблюдений, обогатили меня знаниями, истинную цену кото­рых для меня, как для писателя, может понять только тот, кто сам врач; они име­ли также и направляющее влияние, и, вероятно благодаря близости к медицине, мне удалось избегнуть многих ошибок. Знакомство с естественными науками, с научным методом всегда держало меня настороже, и я старался, где было возможно, соображаться с научными данными, а где невозможно предпочитал не писать вовсе... К беллетристам, относящимся к науке отрицательно, я не принадлежу; и к тем, которые до всего доходят своим умом, не хотел бы принадлежать».

Особую роль в этом сыграла психиатрия, которая красочно и наглядно отражена в его литературном творчестве. И.И. Ясинский, вспоминая беседы с писателем, приводит слова А.П.Чехова о том, что его «крайне интересует всякие уклоны так называемой души. Если бы я не сделался писателем, вероятно, из меня вышел бы психиатр» (С. 268). Об этом же вспоминает Т.Л. Щепкина-Куперник, которой А.П. Чехов советовал: «Изучайте медицину, дружок, если хотите быть настоящей писательницей. Особенно психиатрию. Мне это много помогло и предохранило от ошибок». По мнению Гейзера, знание психиатрии помогло писателю лучше и глубже изобразить психический мир человека. Значимость психиатрии для литературного творчества и жизни в целом А.П. Чехов, видимо, осознал еще во время учебы в университете. И.В. Федоровым, в частности, была обнаружена зачетная история болезни больного неврастенией, девятнадцитилетнего Александра, написанная А.П. Чеховым в студенческие годы. Рецензируя эту историю болезни, один из основоположников оте­чественной неврологии проф. Г.И. Россолимо высоко оценил ее: «Антон Павлович подошел к своей задаче не как заурядный студент-медик... там, где пришлось охарактеризовать болезнь с ее сущностью, условиями развития и течения в то время или в дальнейшем, там чувствуется, что А.П. точно покатило по гладкой дороге, по рельсам, без усилий и без напряжения, ... в отличие от барахтающихся студентов – просто медиков, непривычных к живому изложению возникающих в сознании образов».

Позже, работая врачом, А.П.Чехов активно использовал полученные на курсе неврологии у проф. А.Я. Кожевникова знания по психиатрии. «Душевное состояние больного всегда привлекало внимание Антона Павловича, – писал П.А. Архангельский. – Наряду с обычными медикаментами, он придавал огромное значение воздействию на психику больного со стороны врача и окружающей среды». Чехов, как врач и целитель человеческих душ, нередко оказывал поддержку, понимание, уважение и сочувствие свои друзьям и знакомым, если они в этом нуждались. Например, Н.А. Лейкину – главному редактору журнала «Осколки», жаловавшемуся на нервные расстройства, рекомендовал работать на воздухе, хорошо питаться, не обращать внимание на сердцебиения, замирания и др.

А.Н. Турчанинова, в имении которой в Горках близ ст. Тройца жил И.И. Левитан – друг А.П. Чехова, известила писателя о ранении художника, пытавшегося покончить жизнь самоубийством: «Зная из разговоров, как Вы дружны и близки Левитану, я решила написать Вам, прося немедленно приехать к больному». По получении этого письма Чехов выехал на ст. Тройца, где собирался пробыть около двух недель.

Определенное сострадание А.П. Чехова проявилось в написании рассказа «Припадок» для сборника «Памяти В.М. Гаршина», а для второго сборника в его память «Красный цветок» – рассказа «Беглец». В.М. Гаршин, как известно, покончил жизнь самоубийством.

Знания психиатрии так или иначе оказались востребованными А.П.Чеховым и во время работы земским врачом. Так, во время работы в Мелихове Чехов направлял к психиатрам некоторых своих пациентов и интересовался их дальнейшей судьбой. В одном их писем В.М. Яковенко сообщал Чехову о его больном: «...у Софронова существует простая форма ипохондрии...» Яковенко рекомендовал провести больному соответствующий курс лечения. У другого пациента, направленного Чеховым в 1896 г., в больнице был установлен диагноз «меланхолия». В.И. Яковенко в письме к Чехову подробно описал симптоматику заболевания и дал рекомендации по дальнейшему лечению на дому. Переписка Чехова с Яковенко показала, что Чехов не только наблюдал, но и лечил некоторых психически больных. С Яковенко у Чехова связан один эпизод, описанный Г.М. Ханларяном. 31.07.1893 г. Чехов послал В.И. Яковенко письмо: «Многоуважаемый В.И.! Я не знаю, принимаете ли Вы амбулаторных больных, но тем не менее все-таки решаюсь направить к Вам фабриканта Кочеткова, алкоголика. Его жалобы: «Пью водку и никак не могу уняться». Я воспользовался коротким временем, какое было в моем распоряжении, и собрал «предварительные сведения», касающиеся это­го больного. Быть может, они понадобятся ...». Г.М. Ханларян правильно подчер­кивает, что в короткой жалобе, приведенной Чеховым, с исчерпывающей полнотой охарактеризованы явления «запоя в соединении с привычным пьянством». «Предварительные сведения», о которых упоминаются в письме, требовались для стационирования психически больных.

А.П. Чехов и позднее интересовался вопросами психиатрической помощи алкоголикам. Так, в 1897 г. он оказал содействие психиатру В.В. Ольдерогге, который совместно со старшим братом Чехова пытался устроить колонию для алкоголиков, активно участвовал в комиссии по проведению мер против алкоголизма в России, в которой работал В.М. Бехтерев. Среди произведений есть сцена-монолог «О вреде табака», напечатанная в «Петербургской газете» (1866); в 1903 г. А.П.Чехов под тем же заглавием написал другой монолог, который включил в собрание сочинений. Старший брат Чехова, Александр Павлович, написал «Алкоголизм  и  возможная борьба с ним» (1897). Здесь, видимо, сказались переживания А.П. Чехова по поводу младшего брата – Николая Павловича (1858-1889), страдающего алкоголизмом, который часто уходил от семьи, жил в номерах, у товарищей, своей гражданской жены А.А. Игнатьевой. А.П. Чехов называл брата Забелин (звенигородский помещик –пьяница). В этом усматривается и просто активная гражданская позиция, и работа земским врачом на ниве народного здравия.

А.П. Чехов, как автор книги «Остров Сахалин», сообщил общественности личные наб­­людения и судебно-медицинскую практику о тяжелых последствиях телесного наказания на физическое здоровье. В этом произведении Чехов показал, что на острове каторги «каждый час представляет достаточно причин, чтобы человеку некрепкому, с расшатанными нервами, сойти с ума».

Чехова связывали дружеские отношения с рядом известных психиатров – В.И. Яковенко и Н.Н. Баженовым. С первым он познакомился 4 мая – в день открытия психиатрической больницы в с. Покровском-Мещерском. Само письмо: «В 17 верстах от меня есть село Покровское-Мещерское; тут в старой барской усадьбе теперь губернское земское психиатрическое заведение; директором доктор Яковенко. 4 мая сюда съехались врачи земские со всей Московской губернии, числом 75. Был и аз. Больных много, но все это материал интересный для психиатра, а не психолога». Впоследствии под влиянием увиденного Чехов выражает эпитеты в письме по поводу одного больного с религиозным и персекуторным бредом, галлюцинациями: «Выражение лица у него прекрасное».

Напомним: Яковенко Владимир Иванович (1857-1923) – известный психиатр, автор многих трудов по психиатрии, основатель и первый директор психиатрической больницы в с. Покровское-Мещерское Подольского уезда, которое в настоящее время носит его имя. В 1906 г. Яковенко по требованию губернатора был уволен с должности директора за политическую деятельность. Знакомство Чехова и Яковенко возникло на почве их врачебной и общественной деятельности в земстве и особого интереса писателя к психиатрии.

Николай Николаевич Баженов (1857-1923) – русский земский психиатр. Работал в клиниках С.П. Боткина, А.Я. Кожевникова, а также у Шарко, Маньяна. Сподвижник С.С. Косакова. Вместе с ним ввел систему нестестния в психиатрической лечебнице в Сокольниках. Первым в России осуществил систему открытых дверей (1885) и семейный психиатрический патронаж (1887). Одним из первых среди психиатров поднял вопрос о децентрализации психиатрической помощи (1886). Первый председатель Русского союза невропатологов и психиатров (1911-1916).

А.П. Чехов следил за всем новым, что появлялось в медицинской науке, в том числе психиатрической. В перечне книг, хранящихся в библиотеке Дома-музея А.П.Чехова в Ялте, был обнаружен курс психиатрии С.С. Корсакова 1893 года издания. Эта книга была куплена писателем в  период  работы над «Черным монахом». Читал, интересовался М. Нордау, хотя к его положениям относился отрицательно (называл автора «свистуном»). Медицинский термин «психопат», появившийся в конце прошлого века и обозначающий пограничное психическое расстройство, быстро получил права гражданства у непрофессионалов  благодаря творчеству А.П. Чехова,  на что указывает О.В. Кербиков (рассказ «Психопаты»).

А.П. Чехов сам себя считал психологом, поэтому представляют интерес его произ­ведения, в которых затрагиваются вопросы медицинской этики, деонтологии, ятрогений, профессиональной психической деформации. «...Если бы я был преподавателем, то я бы старался возможно глубже вовлекать свою аудиторию в область субъективных ощущений пациента, и думаю, что это студентам могло бы действительно пойти на пользу» (С.589). Медицинские деятели описаны в таких произведениях, как: Знакомый мужчина, Надлежащие меры, Интриги, Perpetummobile, Беглец, Горе, Зеркало, Враги, Попрыгунья, Три года, Моя жизнь, Чайка. Смотр, сделанный Чеховым с точки зрения его высокого идеала, производит впечатление тяжелое, гнетущее. И как медицинские деятели,  и как люди герои Чехова заставляют желать многого (здесь во всем блеске изображены невежество, некультурность, пассивность, инертность. Даже умнейший герой Чехова доктор Астров говорит,  что  его затянула окружающая среда и сделала пошляком, как и всех). Чехов перед современным интеллигентным обществом поставил широкое и верное зеркало и заставил взглянуть в него. Известны попытки со стороны А.П.Чехова выступать экспертом по ряду спорных исторических вопросов. Чехов пытался с медицинских позиций решать исторический спор о Лжедмитрии – был ли он самозванцем или настоящим царевичем.  «Самозванец не знал падучей болезни, которая была врожденная у царевича». В письме к Суворину: «Самозванец был в самом деле самозванцем, т.к. падучей у него не было». Е.В. Меве, проделавший сравнительное исследование описания душевной боли А.П. Чеховым и крупнейшими отечественными психиатрами С.С. Корсаковым и Н.И. Озерецким, должен был согласиться, что состояние это он описывал «по всем правилам психиатрической науки». Часто в письмах излагал случаи психических расстройств. Например, в письме к Л.В. Средину о случае самоубийства студента А.И. Синани делает заключение, что «... мальчик погиб от меланхолии».

Были предположения, что «Черный монах» написан под влиянием нервного забо­левания писателя. Свое отношение к таким предположениям Чехов выразил в письме к Суворину: «Во всяком разе, если автор изображает психически больного, то это не значит, что он сам болен. «Черный монах» я писал без всяких уны­лых мыслей, но холодным размышлением. Просто пришла охота изобразить манию величия. Монах же, несущийся через поле, приснился мне, и я, проснувшись утром, рассказал о нем Мише». Считал этот рассказ медицинским, в historiamorbiкоторой описается мания величия. По поводу пережи­ваний во время написания рассказа «Палата №6» сохранились следующие воспоминания писателя. В письме Л.А. Авиловой он писал: «Кончаю повесть, очень скучную, так как в ней совершенно отсутствуют женщина и элемент любви. Терпеть не могу таких повестей, написал же как-то нечаянно, по легкомыслию». (1892) Однако И.И. Островский, одноклас­сник Чехова по таганрогской гимназии, врач, писал Чехову по поводу его рассказа «Палата №6»: «Лучшие интеллигенты, читавшие Ваш последний рассказ, приветствуют в нем переход с Вашей стороны от пантеизма к антропоцентризму».

Между тем сильные душевные волнения, связанные с работой врача, по-види­мо­му,  посещали А.П. Чехова. Известно, что писатель прекратил врачебную деятельность под влиянием смерти двух своих пациенток – матери и сестры художника Янова (1886 г., от тифа). Смерть их произвела на Чехова такое тяжкое впечатление, что он решил прекратить медицинскую практику. Брат писателя (М.П. Чехов) сообщал в своих воспоминаниях: «Под сильнейшим впечатлением этого случая он снял свою вывеску, и больше у него ее не было никогда».

А.П. Чехов активно сотрудничал со многими литературными издательствами не только как автор, но и как редактор. При этом предлагал вставить в то или иное издание материалы по психиатрической тематике. Доктор П.А. Архангельский в воспоминаниях пишет о том, что в 1887 г. он показал Чехову корректурные листы своей книги «Отчет по осмотру русских психиатрических учреждений». А.П. Чехов прочитал книгу и спросил: «А ведь хорошо бы описать также тюрьму, как Вы думаете ?».

В 1888 г. Чехов дал согласие А.С. Суворину отредактировать медицинский отдел «Русского календаря»: «Корректуру московской эскулапии для Вашего календаря, – писал он издателю, – я возьму с удовольствием... Воспользуюсь случаем и вставлю «Дома ума­лишенных в России» – вопрос молодой, для врачей и земцев интересный».

Г.И. Россолимо вспоминал: «В нем, враче, человеческое достигало высокой степени, ... способность сострадать, переживать вместе с больным, его страдания были присущи не только ему как человеку, но еще более как врачу-человеку ...». У свежей могилы на кладбище Новодевичьего монастыря в Москве психиатр Н.Н. Баженов сказал в прощальной речи: «Пусть вместе со славой мирового писателя в сердцах людей живет память о том, кто украсил собою русскую медицинскую науку».

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Архангельский П.А. Из воспоминаний об А.П.Чехове // А.П.Чехов: Неизданные страницы. М., 1966. С.27.

2. Гейзер И.М. Чехов и медицина. М., 1960. 134 с.

3. Меве Е.Б.  Медицина в творчестве и жизни А.П.Чехова. Киев, 1861. 287 с.

4. О Чехове // Чехов в воспоминаниях современников. М., 1954.

5. Письмо к Л.А.Авиловой: Письмо 282. Собр. соч.: В 12 т. М., 1963. Т.11. С.551-552.

6. Россолимо Г.И. Воспоминания о Чехове // Чехов в воспоминаниях современников. М., 1954. С.588-589.

7. Федоров И.В. Кураторские карточки Чехова-студента// Клин. мед. 1960. Т.38. №1. С.148-153.

8. Шубин Б.М. Доктор А.П.Чехов. М., 1977. 128 с.

9. Щепкина-Куперник Т.Л. Дни моей жизни. М., 1928. С.317.

10. Ясинский И.И. Роман моей жизни. М., 1926. С.268.



[1]Статья А.В. Голенкова взята из сборника «Мир души человека в творчестве Чехова»: Материалы республиканской науч.-практ. конф. Чебоксары, 2001. С. 3-8.

 

© Все права защищены. Использование материалов без письменного согласия - запрещено..