Ключевые слова: ,

ОБЗОРЫ

 

УДК 616.89
© А.В. Голенков, А.П. Андреева, 2009
Поступила 31.08.09 г.

 

 

 

А.В. ГОЛЕНКОВ, А.П. АНДРЕЕВА

 

 

 

ОСВЕЩЕНИЕ ВОПРОСОВ АЛКОГОЛИЗАЦИИ СТУДЕНТОВ-МЕДИКОВ
В ЗАРУБЕЖНЫХ НАУЧНЫХ ЖУРНАЛАХ

 

 

Чувашский государственный университет им. И.Н. Ульянова, Чебоксары

 

 

Алкоголизация в студенческой медицинской среде является важной социальной проб лемой [3, 4, 8, 33, 40]. Считается, что врачи, медицинские работники и студенты-медики служат своеобразной моделью подражания для населения, поэтому образцы здорового образа жизни среди них имеют непреходящую ценность. Собственные паттерны потребле ния алкоголя медиками могут искажать его вредные последствия для собственного здо ровья и приводить к неправильному консультированию больных, атмосфере взаимо от но шений с ними, отражаясь на всех этапах лечебного процесса [12]. Видимо, поэтому сту денты-медики фигурируют почти в 50% исследований, связанных с употреблением алко голя и других психоактивных веществ (ПАВ) [15]. Это подтверждается наблюдением: студенты-медики в США употребляют алкогольные напитки реже, чем их сверстники, но чаще, чем население. Другим аргументом может служить то обстоятельство, что врачи могут страдать алкогольной зависимостью чаще, чем население в целом [18, 24]. Чем вы ше уровень доходов врачей, тем меньше среди них абсолютных трезвенников [12].

 

Алкоголизация отражается на всех сторонах жизни студентов. Это снижение акаде мической успеваемости, ухудшение здоровья, в т.ч. репродуктивного, потеря друзей, по веденческие и социальные последствия [4, 8, 15, 25, 30]. По данным Национального инс титута злоупотребления алко голем и алкоголизма (США), алкоголь является причиной 1400 смертей, 500 000 травм, 600 000 драк и 70 000 попыток изнасилований среди сту дентов в год [цит. по 35].

Показатели алкоголизации в студенческой популяции приведены в табл. 1. Видно, что процент потребляющих алкоголь учащихся в Европе колеблется от 10-27 (Турция) до 85-92 (Дания) [38]. Отмечается определенное влияние на алкоголизацию религиозного и этнокультурного факторов [29, 40]. Хотя данные, полученные, например, в частном ме дицинском университете Карачи (Пакистан), сопоставимы и по числу студентов, знакомых со вкусом алкоголя и злоупотребляющих спиртными напитками, с другими немусуль манскими странами [31]. Страны с низким уровнем потребления алкоголя могут иметь высокие показатели алкоголизации среди студентов, в том числе находящихся в группе риска по алкогольной зависимости [38].

Таблица 1

Частотно-количественные показатели потребления алкоголя

Автор

Год

Страна

Контингент

Особенности потребления

Thakore S. et al. [39]

2009

Канада

327 студентов-меди ков ун-та Калгари

86% употребляли,
15% злоупотребляли

Stock C. et al. [38]

2009

7 стран Европы

5826 студентов ун-тов

Употребляли ежедневно 3-6%;

проблемных пьяниц: 24% мужчин и 36% женщин

Frank E. et al. [12]

2008

США

4847 студентов из
17 медицинских школ

Употребляли 78%;

43% мужчин и 24% женщин злоупотребляли

Simaō M. et al. [36]

2008

Бразилия

4100 первокурсников ун-та Сан Пауло

25,8% в группе риска;

признаки зависимости
у 5,7-9,7% из группы риска

Jodati A. et al. [17]

2007

Иран

173 студента меди цинского факультета ун-та Tabriz

32% употребляли алкоголь в пос ледние 6 месяцев,
9% злоупотребляли

Shafiq M. et al. [31]

2006

Пакистан

174 студента част ного медицинского ун-та Карачи

91% пробовали;

употребляли 1 раз в месяц – 8%,
1 раз в неделю – 8%, ежедневно – 22%

 

 

В зарубежных исследованиях студентов большое внимание уделяется частотно-коли чественным показателям потребления алкоголя, на их основе делаются заключения о трез вости, умеренном потреблении и различных формах злоупотребления [7, 9, 12, 15]. Основным критерием является понятие дозы или порции спиртного (drink=unit). В табл. 2 приведены группы потребителей алкоголя и показатели, на основе которых они разде ляются. Цити руются объемы различных спиртных напитков. Довольно большой разброс дозы алкоголя связан с отсутствием консенсуса по данному вопросу. Например, стандарт ная доза эта нола в Великобритании составляет 8, в большинстве развитых стран мира – 10-12, а в Японии – 19,75 [9].

 

 

Таблица 2

Частотно-количественные показатели потребления алкоголя

Группа

Абстиненты

Умеренное потребление

Злоупотребление

 
     

«Кутежное пьянство»

Чрезмерное потребление

Мужчины

Не пьют совсем либо несколько раз в год не больше 2-3 доз* за один раз для мужчин, 1-2 дозы для женщин

2-4 дозы за один раз, но не более 14-21 дозы в неделю

> 5 доз за один раз, >14-21 доза в неделю

> 50 доз в неделю

Женщины

 

1-3 дозы за один раз, но не более 7 доз в неделю

> 4 доз за один раз, > 7 доз-14 доз в неделю

> 35 доз в неделю

 

________________

 

*1 доза (drink=unit): бутылка (350 мл) пива 4-5°, бокал сухого (12-13°) вина (140 мл) или крепленого
(75 мл), крепкие спиртные напитки (40°) 40 мл, стакан коктейля с алкоголем [7, 9, 12, 15].

Традиционными вопросами в исследованиях являются: частота выпитых доз за один раз, одну неделю, один, шесть или 12 месяцев [37]. К абстинентам относятся те студенты, которые не пьют совсем либо несколько раз в году в установленных пределах потреб ления за один раз [12]. J. Gill [15] относит к ним 14% мужчин и 12,6% женщин из числа студентов-медиков. Особенно много среди них учащихся из Азии (54% мужчин и 65% женщин), небелых (52%). В Польше не пьют только 9,4% молодых респондентов, про живающих в сельской местности [23]. В Европе больше всего абстинентов в Турции, что связано в первую очередь с религиозным фактором [38]. E. Frank et al. [13] установили, что 4/5 первокурсников совсем не выпивают в течение года. Однако в Великобритании, напротив, каждый шестой такой студент начинает регулярно потреблять алкогольные напитки. Началом потребления у первокурсников являются свобода от родительского внимания, давление сверстников (однокурсников) и стресс, связанный с проживанием без родителей [15].

Количество умеренно потребляющих студентов-медиков колеблется в значительных пределах: от 53,1 [14] до 71% [39]. Таких среди мужчин каждый второй, что больше, чем в популяции в целом. При этом умеренно потребляющие студентки составляют от 12 до 26% [15]. Чуть более половины употребляющих алкоголь в последний месяц делали это «неэкстенсивно» [12]. Доля умеренно потребляющих алкоголь женщин на этапе после дипломной подготовки может достигать 40, что в три раза выше показателей в общей по пуляции. Количество выпиваемого алкоголя женщинами за одни раз постоянно увели чи вается [15].

Злоупотребляющие алкоголем студенты-медики составляют от 15 [32, 39] до 46,5% [14]. Причем среди мужчин таковых в два [12], три раза больше, чем среди женщин [14]. Число «экстенсивно» выпивающих студентов на протяжении учебы остается стабильным: 33% на I курсе и 37% - на VI [12]. По другим данным, средняя доза потребляемого алкоголя достоверно увеличивается со II по V курс: от 15,2 дозы в неделю, 16 до 18,8 [26]. Не случайно 52,6% мужчин и 50,6% женщин – второкурсникам университета Лидса было рекомендовано уменьшить еженедельное потребление алкоголя [27].

Особо распространено «кутежное пьянство» среди студентов в возрасте от 17 до 23 лет [15]. На протяжении 30 лет доля студентов колледжа, употребляющих ал коголь один раз в неделю и чаще, составляла 40. Как правило, они имели более низкие оценки, реже участвовали в общественных и спортивных мероприятиях, чаще обращались к психиатру (24,7 против 15,3%), но только 5,5% сообщили ему о своих проблемах с ал коголем. Намного чаще вступали в сексуальные отношения (77,7 против 43,7%), в том числе и гомосексуальные контакты (6,8 против 35) [28]. Больше всего выпивающих каж дый день студентов в Болгарии (17% мужчин и 7% женщин), два и более раза в неделю - в Испании (49% мужчин и 64% женщин) и Болгарии (46% мужчин и 28% женщин). Цифры во многом зависят от критериев пьянства и скринирующих инструментов, применяемых для этого.

Как свидетельствует анализ литературы, сделанный J. Gill [15], два из пяти студентов выпивают более 10 доз алкоголя в течение 2,5 часа (метаболизм 1 доза=8 г за 1 час), а один из 10 делает это чаще, чем 10 раз в год. 27% женщин в течение последней недели выпивали 6 доз в течение 4 часов, а 62,6% принимали в течение двух последних недель участие в «кутежном пьянстве». Чрезмерное потребление алкоголя характерно для одного студента-медика из 10 (у женщин – 6-12%, у мужчин – 10-16%).

Распространенность алкогольной зависимости у студентов колеблется от 1,32 [35] до 4,3 [14], 5% [20]. По критериям DSM-IV симптомы алкогольной зависимости имели 14,1% первокурсников университета (18,5% мужчин и 3,7% женщин), сформированное расстройство – 5,9% мужчин и 1,6% женщин [1].

Если частотно-количественные показатели алкоголизации изучены чрезвычайно об стоятельно, то вид потребляемых спиртных напитков в большинстве работ не описы вается. Вероятно, на это повлияла концепция дозы, которая рассчитывается исходя из доли чистого этанола в напитке. Тем не менее М. Makara-Studzinska, А. Urbanska [23], обследовав молодежь в Польше, обнаружили, что самым популярным напитком для более 60% респондентов является пиво. Наиболее интенсивная алкоголизация в 89% случаев происходит вечерами в пятницу и субботу, в смешанных по половому составу группах (65%), чаще всего на дискотеках (53%). При продолжительном злоупотреблении доля потребляющих пиво снижается до 43, но более чем в 10 раз увеличивается доля люби те лей водки (с 3,5 до 31%) [23]. В другой работе, выполненной в Эстонии (университет Тарту), выявлена вариабельность в пот реблении студентами спиртных напитков [34]. Пик потребления пива падал на летние месяцы при его минимуме в январе, т.е. он кор ре лировал с температурой воздуха. Потребление водки значительно увеличивалось в конце года и в июне, вина – в течение лета и в декабре. Кроме метеорологических пока зателей (температура, влажность) в выборе спиртного напитка у студентов играли роль социаль но-экономические факторы (праздники, каникулы, стоимость напитка и др.) [34].

Сопоставление студентов в зависимости от выбранной профессии показывает, что к развитию алкогольной зависимости в какой-то степени больше предрасположены дан тисты. Среди них было больше лиц, злоупотребляющих алкоголем, чем среди других сту дентов-медиков на протяжении трех исследований со II по V курс [26]. За годы учебы у них постоянно увеличивалась средняя доза потребляемого алкоголя в неделю. Видимо, за счет этого снижался уровень стресса с 72 до 19%, в то время как у студентов других специальностей он увеличивался с 32 до 39%. В то же время студенты-фар мацевты показали наименьшее потребление алкоголя: 67 против 78% у других студентов-медиков, абстинентов – 10 и 11%, злоупотребляли – 6 и 6% соответственно [24]. Однако среди них было больше женщин (56 против 41%), религиозно настроенных лиц, меньше коренных американцев (91 и 99%). Учет этих факторов стирает различия между двумя медицинскими специальностями.

Имеются сведения, что возраст начала употребления алкоголя является более важной характеристикой для формирования алкогольной зависимости (проблемного пьянства), чем семейный алкоголизм. Возраст 18-24 года считается периодом наибольшей интенсив ности алкоголизации среди населения, с пиками в 18 и 21 год, когда число абстинентов уменьшается [16]. По одним данным [15], после этого у большинства студентов на этапе последипломной подготовки количество случаев «кутежного пьянства» уменьшается, по другим – увеличивается [26]. J. Flaherty, J. Richman [11] считают, что алкогольные проблемы с воз растом среди врачей увеличиваются, в то время как в общей популяции они снижаются. Факты более высокой распространенности алкогольной зависимости среди врачей по сравнению с населением могут быть серьезным аргументом в этом споре [18, 24].

Помимо ранней пробы алкоголя и влияния семейного алкоголизма статистически значимыми факторами алкоголизации у студентов-медиков являются: мужской пол, отсутствие собственной семьи, использование других ПАВ, курение, недооценка риска ал коголизации, импульсивное поведение, наличие депрессии и патологического гемблинга [3, 8, 32], невротических и личностных расстройств [30]. E. Frank et al. [12] отмечают, что почти все курильщики выпивали в три раза чаще и интенсивнее, чем те, кто не курил совсем. Истинно верующие обычно либо абстиненты, либо мало пьющие люди. Живущие за пределами студенческого городка пьют больше [13]. Однако M. Simaō et al. [36] уточ няют, что играет не место жительства, а окружение друзей (знакомых), имеющих проб лемы с алко голем. Кто жил вместе с такими студен тами, в два раза чаще был в группе риска, чем те, кто жили с родителями или одни. Многомерный анализ показал, что алкоголь потребляли меньше те студенты, кто жил с родителями, в гармоничной семье, не курил, верил в Бога, не потреблял других ПАВ, не общался с потребителями ПАВ и осуждал их потребление [8, 25].

Алкоголизация прямо связана с учебой [25, 38]. В частности, она усиливаются с на чалом изучения клинических дисциплин, поскольку у студентов параллельно усиливается беспокойство и принижение себя. Отмечались большая ответственность, стрессирован ность и разочарование в выборе профессии врача [12]. Это подтверждается исследованием [19], в котором было показано, что удовлетворенность жизнью снижается во время учебы в медицинской школе. С I по III курс увеличиваются высокие уровни дистресса, симп томы депрессии и суицидальные мысли. Дистресс может коррелировать со сниженной академической успеваемостью, цинизмом, академическим обманом, употреблением алко голя и других ПАВ. Увеличение пьянства может быть побочным эффектом медико-психо логического тренинга. У женщин снижается самооценка, они начинают преумень шать час тоту и размеры своего пьянства [12, 13].

В связи с этим остро встает проблема как можно раннего выявления студентов груп пы риска и принятия соответствующих организационно-корригирующих решений. Нема ло важную роль играет мониторинг потребления алкогольных напитков сту ден тами-медиками [38, 39]. В медицине под скринингом понимают массовое обсле дова ние населения в целях установления больных и/или группы риска определенной пато логии. Для выявления лиц, злоупотребляющих алкоголем и страдающих алкогольной зави си мостью, широко используются различные психологические опросники, шкалы и т.д. [2, 3, 5]. Довольно большое распространение получил тест CAGE, который является чувст ви тельным и специфичным экспресс-инструментом для скрининга проблем, связанных с ал ко голизмом [5, 6, 21]. Его достоинства: простота и доступность ис поль зования, однозначность получаемой информации и ее оценки (один по ложи тель ный от вет свидетельствует об употреблении алкоголя, два – уже требуют кон сультации нар ко лога, три и четыре – лечебно-профилактических мероприятий) [39]. CAGE демонст ри рует высо кую тестовую надежность (0,80-0,95) и адекватные корреляции (0,48-0,70) с другими скри нирующими инструментами. Он считается валидным тестом для выявления лиц, зло употребляющих алкоголем и с алкогольной зависимостью, у стацио нарных и ам бу ла торных больных включая лиц с психическими расстройствами (чувствительность – 0,71, спе ци фичность – 0,90) [10]. Имеются сведения о том, что психологические методики (ан ке ты), включая CAGE, эффективнее лабораторных исследований для скрининга группы рис ка по наркологической патологии [2].

Хотя 70,4% исследований используют CAGE, широко приме няются AUDIT, CUGE, College Alcohol Problem Scale, Young Adult Alcohol Consequences Questionnaire и мн. др. [22]. Апробации методик нужны для уста новления половых, этнических и расовых паритетов этих измерений и их ретро спективных порогов [2, 3, 5, 6, 21]. Предпринимаются попытки к созданию методик с одним-двумя вопросами для выявления лиц, потребляющих алкоголь с вредными последствиями, основанными на частотно-количественных показателях [7].

В зарубежной периодической литературе большое внимание также уделяется профилактическим мероприятиям антиалкогольной направленности среди учащейся молодежи [2, 14, 16, 36, 38]. Больше всего информации представлено о студентах колледжей. Выделя ются четыре подхода в профилактике алкоголизации [22]. Краткое описание и эффек тивность представлены в табл. 3.

Профилактика, по сути, является вторичной в понимании концепции ВОЗ, т.к. пред назначена в первую очередь для студентов, находящихся в группе риска, у которых име ются эпизоды «кутежного пьянства» и чрезмерного потребления алкоголя, есть симптомы алкогольной зависимости. Традиционно в эти группы входят: дети алкоголиков; члены студенческих организаций и университетских женских клубов (т.н. сообщества fraternity/ sorority); спортсмены (атлеты); первокурсники. Главная задача, стоящая перед специалис тами, уменьшить вредные последствия употребления алкоголя [22, 36, 37].

Таблица 3

Программы профилактики злоупотребления алкоголем у студентов-медиков

Подход

Краткое описание

Эффективность

Образовательно-осведоми тельный

Содержит информацию о рисках пьянства. Участники регистри руют собственное потребление с помощью wait-list control

Не доказана и самая низкая из всех подходов

Когнитивно-поведенческий

Тренинг поведенческих навыков с целью научить на осознанном и неосознан ном уровне отказы ваться от употребления алкоголя

Подтверждена, приемлемая

Мотивационный/основанный на обратной связи

Прояснение ожиданий от жизни без алкоголя и побуждение к трезвости

Подтверждена, приемлемая

Сочетанный, интегративный

Совмещает несколько подходов

Самая высокая из всех подходов

 

 

В целом программа предполагает: определение ситуаций высокого риска алкоголиза ции; донесение до участников неискаженной информации об алкоголе; установление лич ных факторов риска развития алкогольной зависимости; разоблачение мифов и положи тельных ожиданий от алкоголя; установление границ приемлемого и безопасного потреб ления алкоголя; управление ситуациями риска алкоголизации; работа над ошибками [22]. Студент получает обратную связь по оценкам скринирующего инструмента (чаще всего CAGE, AUDIT). После этого сессия фокусируется на ожидании студентом от упот реб ления алкоголя. Следующие шаги – обсуждение и исправление фактов, мифов и паттернов потребления. Участники обучаются подсчету уровня алкоголя в крови, основанному на собственном опыте потребления спиртного, когда вечеринка была веселой и приятной, без негативных последствий. В заключении даются советы по планированию потребления алкоголя. Внимание заостряется на умеренном, контролируемом потреблении алкоголя, противостоянии давлению сверстников, определении ситуаций высокого риска и нега тивного эмоционального статуса. Студенту даются задания: соблюдать безопасные грани цы потребления алкоголя, подсчитывать уровень алкоголя в крови. На втором сеансе глав ное содержание первой сессии повторяется. Домашние задания обсуждаются в деталях.

 

 

В литературе также описываются программы для студентов, имеющих родите лей, злоупотребляющих алкоголем [8, 16, 22, 23]. Помимо образовательно-осведомитель ного подхода большое внимание уделяется программам совладания со стрессом [40]. Считается, что в семьях, злоупотребляющих алкоголем, существуют свои неадаптацион ные стратегии, которым обучается младшее поколение. Алкоголь при этом выступает сво еобразным защитным механизмом борьбы со стрессами жизни. Программа основывается на когнитивно-поведенческой технике. Ее цель – помочь индивиду (студенту) противос тоять и справляться с реальностью более эффективно. На сеансах обсуждаются: 1) собст венные ожидания от жизни вместе с пьющим человеком, семейные связи с членами семьи, которые не злоупотребляют алкоголем, социальные связи; 2) информация об общих ко пинг-стратегиях в семьях с алкогольной зависимостью; копинг-стратегии в ситуациях алкоголизации; способность выражать свои эмоции, поведение в конфликте, избегание алкоголизации; 3) как изменить свои копинг-стратегии, какие из них являются адаптив ными, а какие нет [16].

Таким образом, обзор зарубежной литературы показал актуальные проблемы алкого лизации у студентов-медиков. Выявлены довольно вариабельные показатели пот ребления алкоголя, что связано с разными методическими подходами, критериями час тотно-коли чественных оценок, поло-возрастными группами учащихся, социокультурными разли чия ми сравниваемых стран [29]. Относительно мало исследований, посвященных абсти нен там (трезвенникам), видам спиртных напитков, мотивации потребления, профилю меди цинского обучения. Имеются противоречивые данные об алкоголизации на раз ных курсах вуза, влиянии стресса, депрессивных, тревожных и личностных расстройствах. Ос тается много вопросов о выборе скринирующего инструмента, адаптации его к обсле дуемым контингентам учащихся, сокращении числа вопросов без ущерба надежности и валидности методики, использование его для мониторинга ситуации. Более тщательного изучения требуют факторы, влияющие на злоупотребление алкоголем и формирование зависимости. Профилактические программы нуждаются в совершенствовании и апроба ции, стоят задачи по устранению их недостатков и повышению эффективности, адаптации к конкретным целевым группам учащихся.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

1. Aertgeerts B. et al. Prevalence of alcohol abuse and alcohol dependence according to DSM-IV criteria in first year university students //Ned. Tijdschr. Geneeskd. 1999. Vol. 143, N52. P. 2621-2624.

2. Aertgeerts B. et al. Questionnaires are better than laboratory tests to screen for current alcohol abuse or dependence in a male inpatient population//Acta Clin. Belg. 2002. Vol. 57, N5. P. 241-249.

3. Akvardar Y. et al. Substance use in a sample of Turkish medical students//Drug Alcohol Depend. 2003. Vol. 72, N2. P. 117-121.

4. Boniatti M. et al. The use of psychoactive substances among medical students in southern Brazil//Drug Alcohol Rev. 2007. Vol. 26, №3. P. 279-285.

5. Bradley K. et al. Screening for problem drinking: Comparison of CAGE and AUDIT//J. Gen. Intern. Med. 1998. Vol. 13, N6. P. 379-388.

6. Bradley K. et al. Alcohol screening questionnaires in women: A critical review//JAMA. 1998. Vol. 280, N2. P. 166-171; www.jama.com by guest on July 24, 2009.

7. Canagasaby A., Vinson D. Screening for hazardous or harmful drinking using one or two quantity-frequency questions//Alcohol & Alcoholism. 2005. Vol. 40, N3. P. 208-213.

8. Carvalho K. et al. Medical students: abuse of psychoactive substances and sexuality aspects// Int. J. Adolesc. Med. Health. 2008. Vol. 20, N3. P. 321-328.

9. Devos-Comby L., Lange J. “My drink is larger than yours”? A literature review of self-defined drink sizes and standart drinks//Curr. Drug Abuse Reviews. 2008. Vol. 1. P. 162-176.

10. Dhalla S., Kopec J. The CAGE questionnaire for alcohol misuse: a review of reliability and validity studies//Clin. Invest. Med. 2007. Vol. 30, N1. P. 33-41.

11. Flaherty J., Richman J. Substance use and addiction among medical students, residents, and physicians//Psychiatr. Clin. North Am. 1993. Vol. 16, N1. P. 189-197.

12. Frank E. et al. Alcohol consumption and alcohol counselling behavior among US medical students: cohort study//BMJ. 2008. Vol. 337. doi:10.113/bmj.a2155.

13. Frank E. et al. Experiences of belittlement and harassment and their correlates among medical students in the United States: longitudinal survey//BMJ. 2006. doi:10.1136/bmj. 38924.722037.7C.

14. Gerstenkorn A., Suwala M. Alcohol use by future physicians – medical and social problem//Wiad. Lek. 2003. Vol. 59, N9-10. P. 402-406.

15. Gill J. Reported levels of alcohol consumption and binge drinking within the UK undergraduate student population over the last 25 years//Alcohol & Alcoholism. 2002. Vol. 37, N2. P. 109-120.

16. Hansson H. et al. An intervention program for university students who have parents with alcohol problems: a randomized controlled trial//Alcohol & Alcoholism. 2006. Vol. 41, N6.
P. 655-663.

17. Jodati A. et al. Students’ attitude and practices towards drug and alcohol use at Tabriz University of Medical Sciences//East. Mediterr. Health J. 2007. Vol. 13, N4. P. 967-971.

18. Kenna G., Wood M. The prevalence of alcohol, cigarette and illicit drug use and problems among dentists//J. Am. Dent. Assoc. 2005. Vol. 136, N9. P. 1023-1032.

19. Kjeldstadli K. et al. Life satisfaction and resilience in medical school – a six-year longitudinal, nationwide and comparative study//BMC Med. Educ. 2006. Vol. 6, N48. doi: 10.1186/1472-6920-6-48.

20. Kumar P., Basu D. Substance abuse by medical students and doctors//J. Indian. Med. Assoc. 2000. Vol. 98, N8. P. 447-452.

21. Kuzel A. et al. A survey of drinking patterns during medical school//South Med. J. 1991. Vol. 84, N1. P. 9-12.

22. Larimer M., Cronce J. Identification, prevention, and treatment revisited: individual-focused college drinking prevention strategies 1999-2006//Addictive Behaviors. 2007. Vol. 32. doi:10.1016/j.addbeh.2007.05.006.

23. Makara-Studzinska M., Urbanska A. Alcohol consumption patterns among young peop le from rural areas of Lublin province//Ann. Agric. Environ. Med. 2007. Vol. 14, N1. P. 45-49.

24. McAuliffe W. et al. Alcohol use and abuse in random samples of physicians and medical students//Am. J. Public Health. 1991. Vol. 81, N2. P. 177-182.

25. Mcgee R., Kypri K. Alcohol-related problems experienced by university students in New Zealand//Aust. NZJ. Public Health. 2004. Vol. 28, N4. P. 321-323.

26. Newbury-Birch D. et al. The changing patterns of drinking, illicit drug use, stress, anxiety and depression in dental students in a UK dental school: a longitudinal study//Br. Dent. J. 2002. Vol. 192, N11. P. 646-649.

27. Pickard M. et al. Alcohol and drug use in second-year medical students at the University of Leeds//Med. Educ. 2000. Vol. 34, N2. P. 86-87.

28. Pope H. et al. Drug use and life style among college undergraduates: A 30-year longitudinal study//Am. J. Psychiatry. 2001. Vol. 158, N9. P. 1519-1521.

29. Reddy P. et al. Prevalence and correlates of substance use among high school students in South Africa and the United States//Am. J. Public Health. 2007. Vol. 97, N10. P. 1859-1864.

30. Roberts L. et al. Perceptions of academic vulnerability associated with personal illness: a study of 1,027 students at nine medical schools. Collaborative Research Group on Medical Student Health//Compr. Psychiatry. 2001. Vol. 42, N1. P. 1-15.

31. Shafiq M. et al. Perception of Pakistani medical students about drugs and alcohol: a questionnaire-based survey//Substance Abuse Treat., Preven. and Policy. 2006. Vol. 31, N1. doi:10.1186/1747-597X-1.

32. Shah A. et al. Prevalence of at-risk drinking among a national sample of medical students//Subst. Abus. 2009. Vol. 30, N2. P. 141-149.

33. Shyangwa P. et al. Alcohols and other substance use/abuse among junior doctors and medical students in a teaching institute//JNMA J. Nepal Med. Assoc. 2007. Vol. 46, N167.
P. 126-129.

34. Silm S., Ahas R. Seasonality of alcohol-related phenomena in Estonia//Int. J. Biometeorol. 2005. Vol. 49, N4. P. 215-223.

35. Slutske W. Alcohol use disorders among US college students and their non-college-attending peers//Arch. Gen. Psychiatry. 2005. Vol. 62. P. 321-327.

36. Simaō M. et al. Prevention of “risky” drinking among students at a Brazilian University// Alcohol & Alcoholism. 2008. Vol. 43, N4. P. 470-476.

37. Stempliuk V. et al. Comparative study of drug use among undergraduate students at the University of Sao Paulo – Sao Paulo campus in 1996 and 2001//Rev. Bras. Psiquiatr. 2005. Vol. 27, N3. P. 185-193.

38. Stock C. et al. Alcohol consumption and attitudes towards banning alcohol sales on campus among European university students //Public Health. 2009. Vol. 123, N2. P. 122-129.

39. Thakore S. et al. The perceptions and habits of alcohol consumption and smoking among canadian medical students//Acad. Psychiatry. 2009. Vol. 33, N3. P. 193-197.

40. Yousafzai A. et al. Well-being of medical students and their awareness on substance misuse: a cross-sectional survey in Pakistan//Annal. Gen. Psychiatry. 2009. Vol. 8, N8. doi:10.1186/1744-859X-8-8.

© Все права защищены. Использование материалов без письменного согласия - запрещено..