Ключевые слова:

УДК 616.24 – 002.17: 612.017.1
© Г.Г. Мусалимова, 2007 
Поступила 19.03.07 г.
 

Г.Г. МУСАЛИМОВА

 

РОНКОЛЕЙКИН В КОМПЛЕКСНОМ ЛЕЧЕНИИ

 

МИКОПЛАЗМЕННОЙ И ХЛАМИДИЙНОЙ ПНЕВМОНИЙ

 

Чувашский государственный университет имени И.Н. Ульянова, Чебоксары

 

 

Целью исследования явилось клинико-иммунологическая оценка эффективности применения рекомбинантного интерлейкина-2 человека (ронколейкина) в комплексном лечении микоплазменной и хламидийной пневмоний. Обследуемые были разделены на две группы. Пациенты первой группы получали стандартную терапию (макролиды, дезинтоксикационную, антиоксидантную терапию, отхаркивающие средства); пациенты второй группы помимо стандартной терапии получали иммуномодулирующую терапию ронколейкином по 500 000 МЕ внутривенно капельно двукратно с интервалом в 72 часа. Комплексная терапия с включением ронколейкина приводила к нормализации основных количественных и функциональных параметров Т-клеточного иммунитета, стабилизировала гуморальный иммунитет и нейтрофильный фагоцитоз. Устранение иммунологических расстройств сопровождалось выраженным клиническим эффектом.

 

The purpose of our investigation was the clinical-immunological analysis of the effectiveness of recombinant human interleukine-2 (Roncoleukin) in complex treatment of Mycoplasmal and Chlamidia pneumonias. The investigated were split into two groups. The patients received traditional treatment (macrolideantibiotics, desintoxication and antioxidant therapy, bronchodilators, expectorant drugs). .Along with the traditional treatment the patients of the second group received immunity-modulating therapy. They got twice repeated drip intravenous injection of 500000 IU of Roncoleukin with the interval of 72 hours. The complex treatment with the usage of Roncoleukin led to the normalization of the essential quantitative and functional parameters of T-cell immunity, stabilized the humoral and neutrophilic phagocytosis. The immunity disorders elimination was correlated with a distinct clinical effect.

 

Пневмония является одним из наиболее распространенных заболеваний органов дыхания [8, 11, 18]. Эпидемиологическая ситуация последних лет характеризуется увеличением этиологической значимости возбудителей «атипичных» пневмоний, вызываемых Mycoplasma pneumoniae и Chlamydophila pneumoniae, на долю которых приходится от 8 до 25% всех случаев заболевания [9, 11, 16, 18].

 

В настоящее время разработаны чувствительные методы этиологической диагностики этих пневмоний и имеются эффективные антибиотики для их лечения – макролиды, фторхинолоны и тетрациклины [1, 2, 9, 10, 12, 16]. Несмотря на это наблюдаются значительные трудности в лечении микоплазменных и хламидийных пневмоний [12, 16]. Это связано с тем, что они, как правило, развиваются на фоне снижения антиинфекционной резистентности организма, обусловленного угнетением иммунитета [13, 14]. При этом микоплазмы и хламидии на разных стадиях развития располагаются как внутриклеточно, так и внеклеточно, что требует для их элиминации участия гуморальных и клеточных механизмов иммунитета. Большинство антимикробных средств действует преимущественно на внеклеточную форму возбудителей. В этой ситуации создаются условия для персистенции возбудителя, диссеминации его в организме, хронизации процесса, формирования осложнений. Кроме того, применение антимикробных средств без иммунокорригирующей терапии у многих больных приводит к временному подавлению возбудителей; на фоне такой терапии происходит сохранение и даже усугубление иммунологических расстройств, что повышает риск рецидива заболеваний [6, 7], требует комплексного подхода к терапии пневмоний микоплазменной и хламидийной этиологии, включающей, помимо антимикробных средств, препараты, направленные на коррекцию иммунного ответа.

Целью работы явилось изучение эффективности иммунотерапии с использованием ронколейкина (рекомбинантного интерлейкина-2 человека) в комплексном лечении микоплазменных и хламидийных пневмоний.

Материалы и методы исследования. За время наблюдения в пульмонологическом отделении многопрофильной городской больницы (МУЗ «Городская больница №4» г. Чебоксары) было зарегистрировано 60 случаев атипичных пневмоний, из них у 44 больных (73,35,7%) пневмония была микоплазменной, у 16 (26,75,7%) – хламидийной этиологии. Возраст больных варьировал от 15 до 63 лет (средний возраст – 30,851,6 года). Среди больных было мужчин – 24 и женщин – 36.

Диагноз микоплазменной и хламидийной пневмоний устанавливали в соответствии с рекомендациями Всероссийского научного общества пульмонологов (2002) [11], Европейского респираторного общества (1998) [18] на основании учета анамнестических, клинических, рентгенологических данных и подтверждали обнаружением в сыворотке крови методом иммуноферментного анализа (тест-системы Medak Diagnostica, Германия) 4-кратного нарастания титра специфических IgM-, IgG-антител к Mycoplasma pneumoniae и/или Chlamydophila pneumoniae [1, 2, 10, 12].

Все обследуемые были распределены по двум группам, репрезентативные по возрасту, полу, тяжести болезни:  группа (основная) – 30 человек, включала 21 больного с микоплазменной пневмонией и 9 больных с хламидийной пневмонией;  группа (контрольная) – 30 человек, состояла из 23 пациентов с микоплазменной пневмонией и 7 больных с хламидийной пневмонией. В контрольной группе проводили стандартное лечение: эритромицин по 600 мг в течение 3 дней внутривенно капельно через каждые 8 часов с последующим переходом на прием внутрь по 500 мг через каждые 6 часов. Курс лечения составлял 14 дней. Наряду с этим назначали дезинтоксикационную и антиоксидантную терапию (солевые растворы до 800-1000 мл/сутки, гемодез – 200-400, 5% глюкоза – 400-800 мл/сутки, аскорбиновая кислота – 2 г/сутки), 2,4% эуфиллин – по 5 мл внутривенно один раз в сутки, бромгексин – 48 мг/сутки. В основной группе больные наряду со стандартным лечением получали иммуномодулирующую терапию ронколейкином. Ронколейкин (ООО «Биотех», г. Санкт-Петербург, Россия) вводили по 500 000 МЕ внутривенно капельно на 400 мл изотонического раствора натрия хлорида двукратно с интервалом в 72 часа.

У всех больных наряду с общеклиническим исследованием оценивали иммунный статус до и после лечения (на 2-й и 10-12-й дни). Исследование иммунного статуса включало определение показателей клеточного иммунитета (CD3+-, CD4+-, CD8+-, CD25+-, CD71+ - лимфоциты, CD4+/CD8+), гуморального иммунитета (CD20+ - лимфоциты, концентрация IgG, IgA, IgM, ЦИК) и фагоцитоза. Кроме того, определяли число CD16+- и CD95+ - клеток. Объектом исследования служила периферическая кровь. Венозную кровь забирали утром натощак в объеме 12 мл в пробирки с гепарином (20 ЕД/мл). Одновременно производили забор 5 мл венозной крови в сухую пробирку для последующего определения концентрации сывороточных иммуноглобулинов и ЦИК.

Мононуклеарные клетки выделяли из периферической крови центрифугированием в градиенте плотности фиколла-верографина по методу A. Bouym (1968) [17]. Процентное содержание CD3+ -, CD4+-, CD8+-, CD16+-, CD20+, CD25+-, CD71+-, CD95+ - лимфоцитов оценивали методом иммунофлюоресценции с помощью соответствующих моноклональных антител ООО «Сорбент» (Москва) согласно стандартной методике (1995) [15].

Содержание сывороточных иммуноглобулинов основных классов G, A, M, отражающих функциональное состояние B-системы иммунитета, определяли методом иммунодиффузии в геле по Манчини (1965) [3], уровень ЦИК в сыворотке крови – по стандартной методике с использованием полиэтиленгликоля с молекулярной массой 6 000 Д (1981) [3].

Фагоцитарную активность нейтрофилов исследовали в стандартном латекс-методе (1995) с определением фагоцитарного индекса и фагоцитарного числа [15].

Результаты исследований в основной группе сравнивали с данными, полученными при лечении больных контрольной группы. Эффективность лечения оценивали по динамике клинических симптомов, рентгенологической картины и иммунологических показателей. В течение 6 месяцев после выписки из стационара больные находились на диспансерном наблюдении, в процессе которого проводили общеклинические исследования и контроль титров специфических антител к Mycoplasma pneumoniae и/или Chlamydophila pneumoniae в сыворотке крови.

Полученные данные обрабатывали методами вариационной статистики на персональном компьютере IBM PC/AT с использованием разработанных для этого класса вычислительных машин пакетов программ в среде Exel 7.0 и STATISTICA for Windows 6.0. Определяли следующие параметры описательной статистики: число наблюдений (n), минимальное и максимальное значение изучаемого признака, среднюю арифметическую (М), среднюю ошибку средней арифметической (m), относительные величины (Р) и их ошибки (mp). При сравнении двух выборок для оценки достоверности различий применяли t-критерий Стьюдента (р). Если имело место так называемое неправильное распределение, то использовали непараметрические критерии: для сравнения двух независимых выборок – критерий Манна–Уитни (pm-u) или Вальда–Волфовица (pw-w), для анализа различий между связанными выборками – критерий Вилкоксона (pw) [4]. Различия между выборками считали достоверными при p, pm-u, pw-w, pw < 0,05.

Результаты и обсуждение. Клиническая характеристика. Для больных микоплазменной и хламидийной пневмониями характерна поздняя госпитализация: лишь 11,7% заболевших госпитализировано в первые три дня от начала заболевания. У большинства обследованных заболевание начиналось подостро, с респираторного синдрома, проявлявшегося назофарингитом, трахеобронхитом, ларингитом. Субфебрильная температура наблюдалась у 23,3, лихорадка более 380 С – у 76,7% обследуемых. Кашель отмечался у всех пациентов: сухой – у 43,3, с отхождением небольшого количества мокроты – у 56,7%. У 45% больных имелась одышка. У 33,3% выслушивались локальные влажные мелкопузырчатые хрипы, у 40 – сочетание локальных влажных и рассеянных сухих хрипов и только диффузные сухие хрипы – у 16,7; у остальных больных аускультативные изменения в легких не выявлялись. В общем анализе крови отмечалось умеренное повышение СОЭ (в среднем до 38,581,56 мм/ч) при среднем значении лейкоцитов 7,40,2109/л. У 5% больных при стандартном рентгенографическом исследовании отклонений от нормы не выявлено, у 21,7 – определялось усиление легочного рисунка, у 36,6 – усиление легочного рисунка с перибронхиальной инфильтрацией, в 5 – сегментарная и в 21,7% – полисегментарная инфильтрация; в 10% инфильтрация имела долевой характер. При исследовании сыворотки крови на специфические антитела к Mycoplasma pneumoniae и/или Chlamydophila pneumoniae обнаружены IgM в 81,7% случаев и IgG в 18,3% в диагностически значимых титрах.

Иммунный статус. Результаты определения показателей иммунного статуса больных микоплазменной и хламидийной пневмониями в сравнении с региональными нормами у здоровых лиц [4] представлены в табл. 1.

 

 

 

 

 

Таблица 1

 

 

 

 

 

 

Сравнительная оценка показателей иммунного статуса больных пневмонией

 

микоплазменной, хламидийной этиологии и здоровых лиц

Показатель

 

Здоровые,

Mm,

n=40

Микоплазменная пневмония,

Mm, n=44

Хламидийная пневмония,

Mm, n=16

Достоверность

Различий,

p <

   

1

2

3

2-3

Лейкоциты,109/л

 

5,40,2

7,50,3***

6,90,2***

0,05 (pk-s)

Лимфоциты

%

36,450,98

37,00,9

34,22,0

-

 

109/л

1,980,09

1,750,07*

1,40,1***

0,01

CD3+

%

62,60,7

49,71,1***

47,22,1***

-

(Т-лимфоциты)

109/л

1,330,096

0,860,04**

0,660,05***

0,01

CD4+

%

40,51,2

29,60,8***

27,51,8***

-

(Т-хелперы)

109/л

0,810,05

0,510,02 ***

0,380,04***

0,01

CD8+

%

24,540,87

23,90,8

21,21,6

-

(цитотоксические

Т-лимфоциты)

109/л

0,510,04

0,410,02*

0,290,03 ***

0,01

CD4+/CD8+

 

1,770,11

1,310,05***

1,40,1**

-

CD16+

%

17,71,2

18,10,8

19,61,7

-

(NK)

109/л

0,350,03

0,310,02

0,270,03

-

CD25+

%

5,00,5

3,70,4*

4,00,6*

-

(рецептор к IL-2)

109/л

0,0960,01

0,0620,005**

0,0500,005 ***

-

CD71+

%

6,230,38

5,10,5

6,51,5

-

(пролиферир. кл)

109/л

0,1220,01

0,0870,01*

0,0770,013**

-

CD95+

%

1,40,1

1,80,2

1,90,2

-

(рецептор апоптоза)

109/л

0,0300,006

0,0310,003

0,0270,003

-

CD20+

%

12,60,8

15,10,5**

14,21,4*

-

(В-лимфоциты)

109/л

0,240,03

0,260,01

0,200,03

0,01

IgM, г/л

 

1,110,06

1,700,08***

1,60,1***

-

IgG, г/л

 

13,50,6

13,10,6

14,41,2

-

IgA, г/л

 

2,70,1

2,50,2

3,20,5

-

Фагоцитарный индекс, %

 

54,21,5

56,41,1

56,62,4

-

Фагоцитарное число

 

4,00,22

3,150,08***

3,00,1***

-

ЦИК, у.е

 

14,11,6

45,52,3***

40,64,8***

0,01 (pw-w)

 

__________

 

* - p < 0.05; ** - p < 0,001; *** - p < 0,001 – достоверность различий по сравнению со средними показателями в группе здоровых.

 

Из таблицы видно, что у больных микоплазменной и хламидийной пневмониями имеются сдвиги во всех звеньях иммунитета. В частности, достоверно снижены показатели CD3+-лимфоцитов (49,01,0%, 0,830,04109/л, р<0,001), CD4+-лимфоцитов (29,10,7%, 0,490,03109/л, р<0,001), абсолютное количество CD8+-лимфоцитов (0,390,02109/л, р<0,05) и иммунорегуляторный индекс CD4+/CD8+ (1,320,05, р<0,001). Кроме того, у больных увеличено число клеток, экспрессирующих CD95+ (1,90,1%, 0,0310,002109/л, р<0,05). Абсолютное количество CD71+-лимфоцитов, напротив, уменьшено (0,0870,009109/л, р<0,05). Снижено и абсолютное число CD25+-лимфоцитов, экспрессирующих рецепторы к интерлейкину-2 (ИЛ-2) (0,0740,007109/л, p<0,05). Анализ показателей гуморального звена выявил достоверное повышение концентрации IgM до 1,670,07 г/л (р<0,001), уровня ЦИК до 44,22,1 у.е. (р<0,001) на фоне увеличения относительного количества CD20+ (В-лимфоцитов) до 15,50,6% (р<0,001).

 

Таким образом, у больных микоплазменной и хламидийной пневмониями выявлено изменение количественных параметров иммунного статуса: уменьшение числа лимфоцитов, зрелых Т-лимфоцитов (CD3+), Т-хелперов (CD4+), цитотоксических Т-лимфоцитов (CD8+) и иммунорегуляторного индекса CD4+/CD8+. Наряду с этим обнаружены сдвиги в показателях функционального состояния Т-лимфоцитов, проявляющиеся в снижении пролиферативной активности (уменьшение абсолютного количества CD71+-лимфоцитов), нарушении экспрессии рецепторов к ИЛ-2 (снижение числа CD25+- лимфоцитов). Параллельно с изменениями в Т-клеточном звене установлены сдвиги и в гуморальном звене иммунитета, о чем свидетельствует увеличение В-лимфоцитов (CD20+) и повышение уровней IgM и ЦИК.

На основании результатов можно заключить, что микоплазменные и хламидийные пневмонии развиваются на фоне недостаточности Т-клеточного иммунитета, имеющего основное значение в иммунологических механизмах элиминации внутриклеточных микроорганизмов, к которым относятся хламидии и микоплазмы. На фоне угнетения Т-клеточного звена иммунитета у больных происходит компенсаторная активация гуморального звена иммунитета.

Основным медиатором клеточного иммунитета является ИЛ-2. Ему принадлежит решающая роль в активации иммунной системы и координированном функционировании её отдельных элементов. ИЛ-2 является ключевым звеном, определяющим развитие клеточного и гуморального иммунитета. ИЛ-2 продуцируется CD4+ позитивными лимфоцитами (Th0 и Th1) в ответ на антигенную стимуляцию или под влиянием активационного сигнала со стороны ИЛ-1. Синтезированный ИЛ-2 воздействует на Т-лимфоциты, усиливая их пролиферацию и последующий синтез ИЛ-2. Он влияет на рост, дифференцировку и активацию Т- и В-лимфоцитов, моноцитов, макрофагов, олигоденроглиальных клеток, эпидермальных клеток Лангерганса. От его присутствия зависит развитие цитолитической активности натуральных киллеров и цитотоксических Т-лимфоцитов. ИЛ-2 ускоряет продукцию и секрецию не менее десятка других цитокинов (интерлейкинов, интерферонов, колониестимулирующих факторов), а также продукцию и секрецию иммуноглобулинов В-клетками [6, 7, 13, 14].

Выявленные у обследуемых больных изменения в клеточном иммунитете можно связать с подавлением активности Th1 и нарушением продукции ИЛ-2, что приводит к изменению соотношения между клеточной и гуморальной составляющими иммунитета: клеточная супрессируется, гуморальная активируется.

Данные иммунологического обследования послужили основанием для включения рекомбинантного интерлейкина-2 человека (ронколейкина) в схему комплексного лечения больных микоплазменными и хламидийными пневмониями.

Клиническая эффективность. В основной группе ко 2-3-му дню у преобладающего большинства больных (80%) симптомы интоксикации не определялись. На фоне традиционной терапии на 3-й день эти признаки исчезали лишь у 6,7%, на 5-й – у 40 и на 7-й день – у 53,3% пациентов. У больных основной группы уже после 1-й инъекции ронколейкина уменьшались проявления дыхательной недостаточности, кашель становился мягче, количество мокроты уменьшалось, физикальные данные также имели положительную динамику. Кроме того, у пациентов, получавших ронколейкин, температура тела нормализовалась в 2 раза быстрее (на 2,80,2 дня, р<0,001), чем у больных на фоне традиционной терапии (на 5,70,4 дня). Быстрее регрессировали и острофазовые показатели крови. Положительная рентгенологическая динамика к 12-му дню лечения наблюдалась у 86,7% пациентов, получавших комплексное лечение с включением ронколейкина, и лишь у 26,7 – на фоне традиционной терапии. Кроме того, включение ронколейкина в комплексную терапию позволило сократить сроки лечения больных в условиях стационара с 17,930,91 (показатель койко/дней контрольной группы) до 14,930,48 дня (p<0,001).

Динамика показателей иммунного статуса. Клинический эффект сочетался с улучшением, а в ряде случаев с восстановлением до нормы исходно измененных иммунологических показателей (табл. 2). На фоне комплексной терапии с включением ронколейкина у 96,7% больных повышалось количество зрелых Т-лимфоцитов. К концу курса лечения относительное и абсолютное число CD3+-лимфоцитов у больных основной группы было достоверно выше (р<0,001), чем у пациентов контрольной группы (табл. 2).

 

 

 

 

 

 

Таблица 2

 

 

 

 

 

 

Динамика иммунологических показателей у больных с пневмонией микоплазменной

и хламидийной этиологии на фоне различных методов лечения

Показатель

 

Лечение без

Ронколейкина,

Mm,

n=30

 

Досто- верность различий,

p<

Лечение с

включением

ронколейкин,

Mm, n=30

 

Достоверность

различий,

p<

 
   

до

после

 

до

после

   
   

1

2

1-2

4

5

4-5

2-5

Лейкоциты, 109/л

 

7,50,3

6,20,3

0,01

7,20,3

5,70,2

0,001

-

Лимфоциты

%

37,20,9

39,90,8

0,05

35,31,4

38,51,0

0,04 pw

-

 

109/л

1,620,05

1,720,03

-

1,680,11

2,070,09

0,01

0,001

CD3+

%

49,01,4

44,90,9

0,05

49,01,4

63,30,9

0,001

0,001

(Т-лимфоциты)

109/л

0,800,03

0,770,02

-

0,820,06

1,310,06

0,001

0,001

CD4+

%

29,01,1

24,60,9

0,01

29,11,0

39,00,8

0,001

0,001

(Т-хелперы)

109/л

0,470,02

0,420,02

0,001pw

0,490,04

0,800,04

0,001

0,001

CD8+

%

23,21,0

20,30,7

0,05

23,11,2

25,00,8

-

0,001

(цитотоксические Т-лимфоциты)

109/л

0,370,02

0,350,01

0,01рw

0,380,03

0,510,02

0,001

0,001

СD4/CD8

 

1,30 0,06

1,25 0,005

0,01рw

1,34 0,07

1,6 0,06

0,01

0,001 рm-u

CD16+-лимфоциты

%

18,51,1

18,70,6

-

18,51,0

19,11,3

-

0,04pm-u

(NK)

109/л

0,300,02

0,320,01

0,05 рw

0,310,03

0,390,03

0,05

0,03

CD25+-лимфоциты

%

3,70,4

4,20,5

-

3,90,4

8,21,3

0,01

0,01

 

109/л

0,060,006

0,070,008

-

0,060,006

0,160,02

0,001

0,001

CD71+-лимфоциты

%

5,60,6

7,00,5

0,01рw

5,30,9

8,20,7

0,01

-

(пролиферир. клетки)

109/л

0,090,01

0,120,01

0,01рw

0,080,01

0,170,02

0,001

0,01

CD95+-лимфоциты

%

1,90,2

1,50,1

-

1,80,2

1,10,1

0,01

0,01pm-u

(рецептор

апоптоза)

109/л

0,031 0,004

0,026 0,002

-

0,03

0,003

0,02

0,002

0,05 pw

0,01

CD20+

%

15,20,7

15,00,5

-

14,50,8

12,40,6

0,05

0,01

(В-лимфоциты)

109/л

0,250,01

0,260,01

-

0,240,02

0,260,02

-

-

Ig M, г/л

 

1,710,08

1,710,06

-

1,60,1

1,110,06

0,001

0,001

Ig G, г/л

 

13,10,9

14,60,5

0,05рw

13,70,6

10,60,3

0,001

0,001

Ig A, г/л

 

2,60,3

2,00,1

0,05

2,80,3

2,20,1

0,05 pw

-

ФИ, %

 

56,51,2

62,90,9

0,001

56,41,6

58,81,6

-

0,05

ФЧ

 

3,110,09

3,660,08

0,001

3,10,1

3,70,1

0,001

-

ЦИК, у.е.

 

44,23,7

31,31,2

0,01

44,22,1

18,81,2

0,001

0,001

 

 

У всех пациентов основной группы относительное содержание Т-хелперов (CD4+) возрастало, к концу лечения его средний показатель достигал 39,00,8 против 24,60,9% в контрольной группе (р<0,001). Абсолютное количество Т-хелперов увеличилось почти в два раза и на 12-й день лечения составило 0,800,0410 против 0,420,02109/л в группе без применения ронколейкина (р<0,001).

 

 

У больных, получавших ронколейкин, к концу лечения достоверно увеличивалось абсолютное количество цитотоксических Т-лимфоцитов, в контрольной группе, наоборот, показатель как относительного, так и абсолютного значения этих клеток уменьшался.

После проведенной иммунокоррекции ронколейкином у 93,3% пациентов наблюдалась нормализация иммунорегуляторного индекса. У этих больных к концу лечения он был достоверно выше, чем в группе больных, не получавших ронколейкин (рm-u<0,001) (табл. 2).

На фоне терапии с применением ронколейкина у 96,7% больных повышалась плотность рецепторов к ИЛ-2, к 10-му дню лечения среднее значение этого показателя составило 8,21,3% (в группе без ронколейкина – 4,20,5%, р<0,006). При стандартном лечении содержание CD25+ оставалось без изменения.

В процессе лечения уровень CD71+- лимфоцитов возрастал в обеих группах. Однако в группе пациентов, получавших ронколейкин, абсолютное значение клеток с этим фенотипом было достоверно выше, чем у больных, получавших обычное лечение (р<0,005).

У больных основной группы достоверно увеличивалось абсолютное количество натуральных киллеров: к концу курса уровень CD16+ составил 0,390,0310 против 0,320,01109/л в контрольной группе (р<0,03).

Содержание рецепторов апоптоза (CD95+) имело тенденцию к снижению в обеих группах. Однако на фоне ронколейкина этот показатель уменьшался в большей степени – с 1,80,2 до 1,10,1%, р<0,001, в контрольной группе – с 1,90,2 до 1,50,1%.

Анализ полученных данных показывает, что комплексная терапия с включением ронколейкина приводила к восстановлению ранее сниженных показателей Т-системы иммунитета: число Т-лимфоцитов повысилось на 29,2% и достигло показателя здоровых лиц, уровень Т-хелперов и цитотоксических Т-лимфоцитов увеличился соответственно на 34 и 8,2% с параллельным увеличением иммунорегуляторного индекса на 19,4%. Особо демонстративно увеличение плотности рецепторов к ИЛ-2. Этот показатель возрос на 74,5%, превысив значение в группе здоровых.

В результате комплексной терапии с включением ронколейкина наблюдалась положительная динамика показателей не только клеточного, но и гуморального иммунитета. Достоверно снизились уровни IgM, IgG, IgA, ЦИК и В-лимфоцитов (табл. 2). У пациентов, не получавших ронколейкин, положительная динамика наблюдалась со стороны меньшего числа показателей (относительное число В-лимфоцитов, уровень ЦИК и IgA), при этом она была менее выраженной. Кроме того, у больных контрольной группы отмечено достоверное увеличение уровня IgG. У больных основной группы фагоцитарная активность нейтрофилов не изменялась, в то время как в контрольной группе наблюдалось достоверное повышение фагоцитарного индекса (табл. 2).

Таким образом, комплексная терапия с включением ронколейкина приводила к нормализации основных количественных и функциональных параметров Т-клеточного иммунитета. Параллельно снижалась активность гуморальной системы иммунитета. В отличие от этого, у больных контрольной группы усугублялась Т-клеточная депрессия, повышались фагоцитарная активность нейтрофилов и уровень IgG. По-видимому, недостаточность антиинфекционной защиты против хламидии и микоплазмы, связанной с ослаблением Т-клеточного иммунитета, приводит к персистенции инфекции в организме пациентов, а в иммунной системе – к сохранению активности фагоцитоза и гуморального иммунитета в форме усиленной продукции антител IgG.

Анализ отдаленных результатов лечения показал, что за время диспансерного наблюдения рецидивы заболевания имели место у 8 больных (26,7%), не получавших ронколейкин, и лишь у одного (3,3%), получавшего ронколейкин. У 93,3% обследуемых (28) по истечении трех месяцев после лечения ронколейкином отсутствовали специфические антитела к Mycoplasma pneumoniae и/или Chlamydophila pneumoniae в сыворотке крови, в то время как в контрольной группе у 40% больных (12) в сыворотке крови определялись антитела IgG к изучаемым микроорганизмам в диагностических титрах. Полученные данные можно объяснить тем, что цитокинотерапия ронколейкином, восстанавливая исходно угнетенное клеточное звено иммунитета, в комбинации с антимикробными препаратами приводит к элиминации возбудителя заболевания, уменьшению частоты возникновения рецидивов и случаев хронизации инфекционного процесса. Традиционная терапия без иммунокоррекции, напротив, усугубляет недостаточность Т-клеточного иммунитета, что способствует длительной персистенции и репродукции возбудителей, развитию повторных рецидивов и хронизации процесса. Лабораторным подтверждением персистенции инфекции у больных, не получавших иммунотерапию, является сохранение активности гуморального иммунитета (повышение уровня общего IgG, обнаружение специфических антител IgG) и фагоцитоза.

Таким образом, включение ронколейкина в комплексное лечение микоплазменных и хламидийных пневмоний демонстрирует четкий иммунологический эффект. Последний сочетается с выраженным клиническим эффектом, проявляющимся сокращением сроков достижения клинико-лабораторной ремиссии в среднем на 3 койко-дня, уменьшением проявления дыхательной недостаточности, интоксикационных симптомов через 1-3 суток после начала лечения, сокращением лихорадочного периода в два раза, четкой положительной рентгенологической динамикой к 12-му дню лечения у 86,7% больных; значительным уменьшением вероятности развития повторных рецидивов и хронизации процесса.

Выводы

  1. У больных микоплазменной и хламидийной пневмониями установлены депрессия Т-клеточного звена иммунитета со снижением функциональной активности Т-лимфоцитов, а также компенсаторная активация гуморального звена иммунитета с увеличением количества В-лимфоцитов, уровней IgM и ЦИК.

  2. На фоне традиционной терапии происходит усугубление Т-клеточной депрессии, что создает условия для персистенции возбудителя и повышает вероятность развития рецидивов и хронизации процесса.

  3. Включение препарата рекомбинантного интерлейкина-2 человека (ронколейкина) в комплексное лечение больных микоплазменной и хламидийной пневмониями повышает исходно сниженные показатели клеточного иммунитета и функциональную активность Т-лимфоцитов, нормализует соотношение CD4+/CD8+-лимфоцитов, стабилизирует гуморальный иммунитет.

  4. Использование ронколейкина в комплексном лечении больных микоплазменной и хламидийной пневмониями значительно сокращает длительность клинических симптомов и сроки лечения, уменьшает вероятность развития рецидивов и хронизации процесса.

  1. Полученный клинико-иммунологический эффект свидетельствует о целесообразности применения ронколейкина в комплексной терапии больных микоплазменной и хламидийной пневмониями.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

1. Бочкарев Е.Г. Лабораторная диагностика хламидийной инфекции // Иммунопатология, аллергология, инфектология. 2000. №4. С. 65-72.

  1. Гриневич Ю.А., Алферов А.Н. Определение иммунных компонентов в крови онко логических больных // Лабораторное дело. 1981. №8. С. 493-496.

  2. Карзакова Л.М. и др. Изучение иммунного статуса населения, проживающего в промышленно населенной зоне Чувашии // Иммунодефицитные состояния в клинике внут рен них болезней: Тез. докл. научно-практ. конф. Чебоксары, 1999. С. 38.

  1. Лобзин Ю.В. и др. Ронколейкин: иммунотерапия инфекционных заболеваний // Иммунопатология, аллергология, инфектология. 2001. №1. С. 19-35.

  1. Новиков Ю.К. Внебольничные пневмонии // CONSILIUM medicum. 2000. T.2. №10.
    C. 396-400.

  2. Новиков Ю.К. Атипичные пневмонии // Рус. мед. журн. 2002. Т.10, №20.
    С. 915-918.

  1. Ноников В.Е. Диагностика и лечение атипичных пневмоний // CONSILIUM medicum. 2001. T.3, №12. C. 569-574.

  2. Проект практических рекомендаций МЗ РФ. Внебольничная пневмония у взрослых: диагностика, лечение, профилактика. М., 2002. 51 с.

  1. Синопальников А.И. Атипичная пневмония // Рус. мед. журн. 2002. Т.10, №23. С. 1080-1085.

  2. Хаитов Р.М. и др. Иммунология. М.: Медицина, 2000. 432 с.

  3. Хамитов Р.Ф., Пальмова Л.Ю. Mycoplazma pneumoniae и Chlamydophila pneumoniae инфекции в пульмонологии: актуальные вопросы клиники, диагностики и лечения. Казань, 2001. 64 с.

  4. Boym A. Separation of leucocytes from blood und bone marrow // Scand J Clin. Lad. Jnvest. 1968. Vol. 21, Suppl. 87. P. 77-82.

  5. Guidelines for management of adult community-acquired lower respiratory tract infections. European Study in Community-acquired Pneumonia (ESOCAP) Committee // Eur Resp J. 1998. № 11.
    Р. 986-991.

  6. Kawamoto M. et al. Two cases hypoxemic acute broncholitis due to Mycoplazma pneumoniae // Kansenshogaku Zasshi. 2000. Vol. 74, №3. P. 259-263.

© Все права защищены. Использование материалов без письменного согласия - запрещено..