УДК 616-008.6: 616 – 053.2

© Коллектив авторов, 2004

Поступила 02.04.04

М.В. БУДЫЛИНА, А.А. КОЖЕВНИКОВА,

И.В. МАДЯНОВ, Т.Н. МАРКОВА

ОСОБЕННОСТИ СЕКРЕЦИИ ЛЕПТИНА У ДЕТЕЙ И ПОДРОСТКОВ, ПРОЖИВАЮЩИХ В РАЗНЫХ

ЭКОЛОГО-БИОГЕОХИМИЧЕСКИХ СУБРЕГИОНАХ ЧУВАШИИ

 

ГУЗ «Республиканская клиническая больница № 1» МЗ ЧР,

ГУЗ «Республиканская детская клиническая больница» МЗ ЧР, Чебоксары

Статья посвящена изучению уровня лептина в крови у детей, проживающих в различных биогеохимических субрегионах Чувашии. Выявлена взаимосвязь лептинемии с ожирением и инициацией пубертата. Установлено влияние биогеохимических факторов на уровень лептина в крови у детей.

The article is devoted to investigation of leptin rate in blood of children from different biochemical regions of Chuvashia. Interrelation between leptinemia and obesity and initiation of puberty is revealed. The influence of biogeochemical factors on the leptin rate in children blood is defined.

Лептин (ЛТ) – гормон, секретируемый клетками жировой ткани, регулирует секрецию нейромедиаторов в гипоталамусе, влияет на энергетические, метаболические и нейроэндокринные процессы в организме, усиливает чувство насыщения. ЛТ регулирует образование и накопление жировой ткани в организме, а также половые особенности распределения жировой клетчатки. Нарушение продукции и действия ЛТ играет немаловажную роль в патогенезе ожирения. У большинства лиц с ожирением повышен уровень ЛТ. Доказано, что одним из механизмов повышения уровня ЛТ в крови при ожирении является резистентность к его рецепторам [1, 7, 11].

Целью исследования явилось изучение особенностей базальной секреции ЛТ у детей и подростков, проживающих в разных эколого-биогеохимических субрегионах Чувашии – г. Алатырь (Присурский субрегион) и Канаш (Прикубниноцивильский субрегион). В Присурском субрегионе отмечается микроэлементный дисбаланс (в частности, избыток кремния в почве и воде). В этом субрегионе выявлена большая распространенность ожирения и патологических состояний, таких, как ишемическая болезнь сердца, церебральный атеросклероз, сахарный диабет второго типа, гиперлипопротеидемия, гиперурикемия, артериальная гипертония. Особенности Прикубниноцивильского субрегиона способствуют относительно нормальной регуляции обменных процессов.

Материалы и методы

Обследовано 506 школьников г. Алатырь (основная группа) и 531 школьник г.Канаш (контрольная группа). Учитывали три возрастных периода: детский – 6-12 лет для мальчиков, 6-11 лет для девочек; подростковый – 13-16 лет для мальчиков, 12-15 лет для девочек; юношеский – 17-18 лет для юношей и 16-18 лет для девушек. Обследование включало измерение антропометрических данных (роста, массы тела, окружностей на уровне талии и бедер), толщины кожно-жировой складки на животе (ЖСЖ). Индекс массы тела (ИМТ) рассчитывали по формуле: ИМТ = масса тела (кг)/рост2 (м). Для оценки ИМТ использованы центильные таблицы [6]. У детей и подростков, имеющих ИМТ выше 75 центиля, диагностировали избыток массы тела или ожирение [12]. Определяли отношение окружности талии (ОТ, см) к окружности бедер (ОБ, см). При значениях ОТ/ОБ > 0,9 у мальчиков и ОТ/ОБ > 0,85 у девочек констатировали абдоминальный тип ожирения [13]. Стадию полового развития оценивали по Таннеру [4]. У 240 человек (по 120 в основной и контрольной группе) проведено измерение уровня ЛТ в сыворотке крови натощак иммуноферментным методом с применением набора реагентов фирмы «Diagnostic System Laboratories» (США).

Результаты обработаны с помощью пакета прикладных программ «Statistica». Данные представлены в виде средних арифметических значений и их ошибки (M±m). Корреляционный анализ выполняли по методу Спирмена.

Результаты и обсуждение

Сравнительный анализ базальной секреции ЛТ у девочек, проживающих в различных эколого-биогеохимических субрегионах Чувашии, выявил достоверные различия. Так, средний уровень содержания ЛТ в сыворотке крови у девочек основной группы составил 13,1±1,3, в контрольной – 8,35±0,9 нг/мл (p<0,001). У мальчиков выявлена аналогичная тенденция – в г. Алатырь уровень ЛТ был несколько выше (недостоверно), чем в г.Канаш: 5,1±0,84 против 3,68±0,44 нг/мл. Различия в содержании ЛТ у девочек основной и контрольной группы зависели от возраста. В детском и подростковом возрасте уровень ЛТ был достоверно выше у школьниц основной группы, тогда как в юношеском возрасте достоверных различий не отмечалось (табл. 1).

ЗНАЧЕНИЯ ЖСЖ, ИМТ, ЛТ, У МАЛЬЧИКОВ И ДЕВОЧЕК В ЗАВИСИМОСТИ ОТ ВОЗРАСТА

 

* - p<0,05; ** - p<0,01; *** - p<0,001; м – мальчики; д – девочки.С учетом того, что основная роль ЛТ в организме – это участие в регуляции пищевого поведения, проведен сравнительный анализ показателей, отражающих жировой обмен у детей, проживающих в различных биогеохимических субрегионах.

Повышенный ИМТ школьников (выше 75 центиля) достоверно чаще выявлялся в основной группе, чем в контрольной: 17,0±2,5 против 10,0±1,8 у мальчиков (p<0,05) и 12,0±1,9 против 6,9±1,6 у девочек (p<0,05). Размеры ЖСЖ нами определялись как признак, характеризующий наличие и выраженность абдоминального ожирения [3]. Частота встречаемости избыточной ЖСЖ у девочек в г. Алатырь составила 31,1±2,8, в г. Канаш – 6,9±1,6 (p<0,001), у мальчиков соответственно – 26,5±3,0 и 9,3±1,8% (p<0,001). Отношение ОТ/ОБ отражает дисморфизм телосложения у детей и подростков. При анализе отношения ОТ/ОБ закономерности, подобной той, что была свойственна ЖСЖ, выявлено не было.

Как в контрольной, так и в основной группе уровень ЛТ статистически значимо возрастал с увеличением толщины ЖСЖ. Так, уровень ЛТ у мальчиков при нормальной уровень ЛТ у мальчиков при нормальной ЖСЖ был 3,19±0,52, при избыточной – 8,86±2,56 нг/мл (p<0,05). У девочек – соответственно 6,3±1,44 и 17,0±2,92 нг/мл (p<0,01).

Корреляционный анализ показателей жирового обмена и ЛТ выявил положительные корреляции ЛТ сыворотки крови с ИМТ как в основной (у мальчиков – r =0,34, p<0,05; у девочек – r =0,72, p<0,001), так и в контрольной (у мальчиков – r =0,51, p<0,001; у девочек – r =0,63, p<0,001) группах. Вместе с тем у девочек из неблагоприятного субрегиона выраженная положительная корреляция между ЛТ и ЖСЖ, характеризующая абдоминальное распределение жировой клетчатки, оказалась сильнее (r =0,56, p<0,001), чем у девочек сравниваемой группы (r =0,38, p<0,01).

Согласно литературным данным, при ожирении гиперлептинемия связана не столько с повышенным синтезом ЛТ, сколько с лептинорезистентностью, которая может быть обусловлена нарушением переноса ЛТ из крови в ткань головного мозга [1,5]. Сравнительный анализ отношения концентрации ЛТ к ИМТ (индекс лептинорезистентности) показал, что в основной группе у девочек индекс лептинорезистентности был достоверно больше, чем в контрольной (0,7±0,06 против 0,5±0,04; p<0,01). У мальчиков выявлена такая же тенденция – индекс лептинорезистентности был несколько выше (недостоверно) в г. Алатырь, чем в г. Канаш (0,3±0,05 против 0,2±0,02).

Таким образом, есть основания считать, что гиперлептинемия и лептинорезистентность чаще встречаются у школьников, проживающих в эколого-биогеохимическом неблагоприятном субрегионе. Вероятно, это является одним из факторов, обусловливающих накопление избыточной массы тела и формирования ожирения по абдоминальному типу у детей из биогеохимически неблагоприятного субрегиона. На сегодня остается дискутабельным вопрос о роли ЛТ как пускового фактора полового созревания. Есть мнение, что ЛТ непосредственно не стимулирует начало пубертата, но оказывает пермиссивное действие [7]. R. Garcia-Mayor et аl. [10] показали, что у здоровых девочек уровень ЛТ с возрастом (от 5 до 15 лет) повышается вдвое: от 4,3 до 8,5 мкг/л. На всех стадиях пубертата и во всех возрастах уровень ЛТ у мальчиков ниже, чем у девочек, причем максимальный уровень ЛТ выявлен во второй стадии полового развития, затем происходит его снижение; у девочек уровень ЛТ возрастает по мере прогрессирования полового развития от 1-й до 5-й стадии. Данная закономерность связана с тем фактом, что андрогены ингибируют, а эстрогены стимулируют продукцию ЛТ [2, 7, 8, 9].

В нашем исследовании у девочек, проживающих в кремниевой провинции, статистически значимо раньше отмечалась инициация пубертата (табл. 2). В среднем возрасте наступления менархе достоверных различий обнаружено не было (основная группа – 13,1±0,1, контрольная – 13,3±0,1 года), хотя есть тенденция к формированию более раннего менархе в основной группе. У мальчиков достоверной разницы в средних сроках начала полового развития не выявлено, но имелась тенденция к более раннему созреванию у мальчиков, проживающих в г. Алатырь. Интересно отметить, что у школьников, вступивших в пубертат в основной группе достоверно чаще, чем в контрольной, встречались «диэнцефальные знаки» такие, как стрии, угри, фолликулит, гиперпигментация кожи, гирсутизм, отражавшие гипоталамическую дисфункцию: у мальчиков – в 15,7±3,31 против 6,34±2,05% случаев (p<0,05); у девочек соответственно – в 30,77±3,2 против 12,21±2,5% (p<0,001).

СРЕДНИЙ ВОЗРАСТ СТАДИЙ ПОЛОВОГО РАЗВИТИЯ ПО ТАННЕРУ У ОБСЛЕДОВАННЫХ ДЕВОЧЕК И МАЛЬЧИКОВ

Проведенный корреляционный анализ между стадией полового созревания и уровнем ЛТ в крови выявил корреляционную связь у девочек основной r=0,43 (p<0,01) и контрольной групп r=0,51 (p<0,001), у мальчиков таковой не выявлено.

Сравнительный анализ концентрации ЛТ в зависимости от стадии полового созревания выявил тенденцию к повышению ЛТ на всех стадиях полового развития в основной группе у девочек и при 1, 2 и 4-й стадиях – у мальчиков (табл. 3).

Таким образом, эколого-биогеохимические факторы окружающей среды (избыток кремния в почве и воде) «вносят свой вклад» в развитие ожирения и гиперлептинемии у школьников, что, в свою очередь, может быть основой формирования метаболического синдрома у взрослых.

У школьников, проживающих в неблагоприятном эколого-биогеохимическом субрегионе, наряду с высокой распространенностью избытка массы тела и ожирения, выявлен более высокий уровень ЛТ в сыворотке крови, чем в субрегионе с нормальной эколого-биогеохимической обстановкой. Повышение ИМТ и уровня ЛТ в крови сопровождается более ранним началом полового развития у девочек основной группы, а также признаками гипоталамической дисфункции (стрии, гирсутизм, фолликулит, угри).

УРОВЕНЬ ЛТ В СЫВОРТКЕ КРОВИ У МАЛЬЧИКОВ И ДЕВОЧЕК ВЗАВИСИМОСТИ ОТ СТАДИИ ПОЛОВОГО РАЗВИТИЯ ПО ТАННЕРУ, нг/мл

 

 

 

 

 

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Бессен Д.Г., Кушнер Р. Избыточный вес и ожирение/ Под ред. Н.А. Мухина. М: Бином, 2004. 239 с.

2. Бородина О.В., Одуд Е.А., Тимофеев А.В., Касаткина Э.П. // Проблемы эндокринол. 2003. Т. 49, № 5 С. 20-23.

3. Гинзбург М.М., Крюков Н.Н. Ожирение. Влияние на развитие метаболического синдрома. Профилактика и лечение. М.: Медпрактика, 2002. 128 с.

4. Дедов И.И., Семичева Т.В., Петеркова В.А. Половое развитие детей: норма и патология. М., 2002. 232 с.

5. Ершова Е.В., Бутрова С.А. // Клиническая эндокринология – достижения и перспективы: Тез. докл. науч.-практ. конф. СПб., 2003. С. 312.

6. Мазурин А.В., Воронцов И.М. Пропедевтика детских болезней. СПб.: ИКФ Фолиант, 1999. 926 с.

7. Терещенко И.В. // Проблемы эндокринол. 2001. Т. 47. № 4. С. 40-46.

8. Blum W.F. et al. // Clin. Endocrinol. and metab. 1997. Vol. 82, № 9. P. 2904-2910.

9. Clauton P.E. et al. // Clin. Endocrinol. 1997. Vol. 46. P. 727-733.

10. Garcia-Mayor R.V., Andrade M., Rios M. // Clin. Endocrinol. and metab. 1997. Vol. 82, № 9.
P. 2849-2855.

11. Janeckova R. // Physiol. Res. 2001. Vol. 50. № 5. P. 443-459.

12. Kiess W. et al. // J. Obesity Rev. 2001. Vol. 2. № 1. P. 29-36.

13. Phisical Status: The Use and Interpritation of Antropometry. Who Technical Report Series № 854. Geneva, 1995.

© Все права защищены. Использование материалов без письменного согласия - запрещено..